Предыстория
 FAQFAQ    ПоискПоиск    ПользователиПользователи    ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль    Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения    ВходВход 

Каширины (станица Кулаково)
На страницу Пред.  
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20,
21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30  След.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Предыстория -> Генеалогия и ДНК-генеалогия
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Вс Dec 07, 2008 6:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Выложил в своём ЖЖ http://papakash.livejournal.com/ скан паспорта прадеда. Паспорт мне отдали в ФСБ в августе этого года, он хранился в расстрельном деле прадеда.
_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Вт Dec 09, 2008 7:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Пришёл ответ на мой запрос в ГАЧО. Сообщают, что в метрических книгах Нерчинского района за 1914-1918 годы сведений о рождении моего дедушки, Каширина Степана Фёдоровича, не обнаружено.
Одновременно сообщают, что расценки на составление родословного древа семьи зависят от объёма работы и начинаются от 1800 рублей. Плата за сканирование начинается от 42 рублей за лист.
Кто-нибудь пользовался их услугами? Насколько качественно они работают, и во сколько примерно вам обошлись их услуги?

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
mod970
Участник
Участник


Зарегистрирован: Aug 02, 2008
Сообщения: 225
Откуда: Израиль

СообщениеДобавлено: Ср Dec 10, 2008 1:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

papakash
Цитата:
Кто-нибудь пользовался их услугами? Насколько качественно они работают, и во сколько примерно вам обошлись их услуги?

Я только что оплатила ГАЧО 15 сканов по 55 руб. Я не запрашивала как таковое родословное дерево, но запрос был довольно широким. Скоро пришлют по мейлу, и смогу понять, насколько результаты соответствуют запрашиваему. Тогда поделюсь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Ср Dec 10, 2008 2:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

mod970, т.е. Вы заплатили всего 825 рублей? Или была ещё дополнительная плата за розыски в метрических книгах?
_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Чт Dec 11, 2008 7:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

С делами прапрадедов и прадедов я смогу ознакомиться 25 декабря. Пока, после разговора по телефону с работниками ФСБ, удалось установить дату рождения моего прапрадеда, Андрея Филипповича Каширина. Он родился в Кулаково 19 августа 1872 года.
_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пт Dec 12, 2008 1:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Привожу воспоминания моей сестры, Натальи Георгиевны Боревич-Кашириной, о наших дедушке и бабушке.

Если честно, воспоминаний у меня не очень много, осталось какое-то общее настроение, я помню, что испытывала, когда бабушка была рядом, а конкретных воспоминаний немного почему-то.
Случае в дедушкой я помню вообще всего парочку, вот например, самое яркое.
Мы с бабушкой пошли гулять, случалось это довольно часто, она любила ходить в гости. Как сейчас помню, почти из каждого дома она приносила маленький отросток, какой-нибудь цветок, который ей, судя по всему, совсем не был нужен, потому что потом он оставался в забвении где-нибудь на подоконнике, видимо, ее увлекал сам процесс похищения маленького отростка чужого цветка. Ведь его нужно было именно стащить, а иначе не приживется. Эту прописную истину я усвоила намертво. Вообще, гуляли мы с бабушкой довольно часто, чаще всего это было сумбурное решение. У нее был определенный круг знакомых бабушек, которых она посещала иногда просто подряд, переходя из одного дома в другой, не задерживаясь подолгу нигде. Ну, конечно, бывали и исключения. Мне накрепко запомнился случай, когда мы решили в очередной раз проведать окрестных бабушкиных подружек, и где-то засиделись. Когда мы вернулись домой, то уже подходя к дому, услышали какие-то звуки. Оказывается, в доме оставался дедушка, он спал, а мы его закрыли в доме. Мы его застали в интересном положении, когда половина его была еще в доме, а вторая половина свешивалась из окна, откуда ему пришлось предварительно вытащить раму со стеклом. Конечно, делал он это с комментариями, соответствующими эмоциям, и слышно это было далеко.

Вообще, дедушку я боялась. Общались мы мало, я не помню разговоров с ним, хотя наверное какие-то и были. Но точно помню момент, с которого я начала просто панически его опасаться. Кухня у бабушки была отдельно стоящим домом, все были "в том отсеке" (до сих пор не понимаю, откуда эта морская терминология, и почему она прижилась, когда мы все дружно совершенно не задумываясь называли жилой дом "тем отсеком", причем, в детстве мне казалось, это это даже просто "тототсек"). Все были там, а на кухне никого, так совпало. Я была там, и мне захотелось взять из холодильника конфетку. Стоит отметить, что нам не запрещали самостоятельно брать какие-то вкусности, когда нам хотелось, поэтому я совершенно без задней мысли заглянула в холодильник. Как сейчас помню, конфеты были "дунькина радость" - подушечки, обсыпанные сахаром. И как раз в тот момент зашел дедушка. И сразу мой невинный поступок перешел в разряд преступлений, чуть ли не воровства, от чего я жутко страдала. Мне казалось, что дедушка постоянно об этом помнит и я боялась попадаться ему на глаза.

Еще помню случай, который вообще врезался в мою память. Был какой-то совместный ударный труд - то ли дрова рубили, то ли картошку сажали - в общем, мужчины (мой папа, дедушка, Антон и Лёша) работали, пришли уставшие, а бабушке было поручено приготовить обед. Как-то так случилось, что обед у нее не удался, по-моему, мясо сгорело, и дедушка сильно ругался на неё, да видно так обидно, что она сидела и плакала. Я помню, что была совсем маленькая, но помню это очень хорошо, мне было ужасно жаль бабушку.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Ср Dec 17, 2008 7:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Выкладываю в своём ЖЖ http://papakash.livejournal.com/ своё родовое древо. Пока довёл до дедов-прадедов, планирую продолжать.
_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)


Последний раз редактировалось: papakash (Сб Dec 27, 2008 6:31 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Сб Dec 27, 2008 6:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сходили 25 декабря с дядей Серёжей в ФСБ, ознакомились с делами Андрея и Петра Филипповичей Кашириных. Вчера дядя Серёжа уехал домой, в Нерчинск, так что после Нового года продолжу работу с делами я один.
Дела содержат много биографического материала, для нашей семьи это бесценный кладезь информации. Работы предстоит много: дела коллективные и представляют из себя 4 увесистых тома. Подчерк у следователей не всегда разборчив, на одном протоколе допроса я дочитался до рези в глазах. Бумага неважного качества, иногда встречаются страницы, вырванные из метрических книг: с одной стороны записи священников, с другой - отчёт какого-нибудь нквдешника об обыске. Возможно, запись о рождении моего дедушки хранится в каком-нибудь из таких дел.
Как я уже говорил, удалось установить точную дату рождения Андрея Филипповича - 19 августа 1872 года. Удалось в общих чертах понять суть обвинения: война с партизанами на стороне атамана Семёнова, уход вместе с семёновскими войсками за границу, религиозные собрания с антисоветской агитацией, вредительство, развал коммуны в Кулаково в марте 1930 года. Кроме того, оба прапрадеда в числе других односельчан в октябре 1919 года подписались под смертным приговором для красных партизан - Субботина Федосея Михайловича, Кривоносова Михаила Спиридоновича, Кривоносова Афанасия Фёдоровича. Впрочем, в последнем случае выбор у них был небогат: при неподписании приговора их обещали расстрелять вместе с этими несчастными.
Всего по делу проходило несколько десятков казаков. Встречаются знакомые фамилии - Кривоносовы, Сенотрусовых, Полуполтинных и т.д. Если получится, постараюсь сделать полный список осуждённых.
Приговор прапрадедов - 5 лет концлагерей в Северном краю. Дальнейшая судьба их неизвестна.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Сб Янв 03, 2009 4:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Начинаю выкладывать расшифровки разговоров с моей тётей, Лидией Григорьевной Мурзиной, происходивших 20-21 декабря в Эльбане. В этом разговоре так же принимали участие мои дяди, Виктор Павлович Бураков и Сергей Семёнович Каширин.

Л.М.: Вначале, вот, Саша был младше, он же, он с 26-го же, но его вперёд в армию взяли. Вперёд, а в армию вот их собирают... Ну, несколько человек сразу, там, кто подходит. И на лошадях увозили их. Собирается вся деревня, когда вот провожают в армию, считай, на войну же провожали. Вот, собирается вся деревня, когда вот этот начинается набор. Запрягают много лошадей, собирается вся деревня, с музыкой, со слезами, с песнями. Вот, все усаживают и далеко-далеко за деревню все люди, кто собрался, все идут провожать. И взрослые, и дети до самой... далеко-далеко за деревню провожают. Вот. А дядя Гоша-то он немножко был по брони. Вначале он работал где-то на прииске, а потом он переехал... перешёл... перевели его работать, и он почему-то работал продавцом в Котельниково, в магазине. Вот. И я помню, как он это... продавцом работал, всегда едет, если товары какие-то везёт... Один раз ехал и привёз мне такую красивую соломенную... ну, соломенную шляпу, она тогда для меня была красивая, такую с цветами, шляпа соломенная, тогда такие модные были шляпки. Я же маленькая была ещё. Вот, привёз он мне эту шляпу, и вот потом его в армию призвали. Тоже такие же были проводы, так же его провожали в армию со всеми вместе, тоже так же уходили все за деревню, и когда их взяли, его увезли в Дацан.

А.К.: Это что такое?

В.Б.: Храм бурятский.

Л.М.: Ну чо, какой храм бурятский?

В.Б.: Да это храм. Дацан – это храм.

С.К.: Но там была воинская часть.

Л.М.: Там была воинская часть, да не одна была. Там ой столько было солдат. И вот он потом...

В.Б.: Но дацан – это храм.

Л.М.: Ну, ладно. Вот. Там такие степи кругом. Вот, потом он пишет письмо: «Мама, приезжайте. Сюда можно приехать». Ну, раз такое написал, бабушка, конечно: «Поехали, поехали». И вот они взяли лошадь в школе, тогда Поздеев был директором. Взяли лошадь они в школе, получили муки за 10 дней вперёд, бабушка напекла... Вот такой поставили чемодан... ящик сзади, на это... на телегу, и вот собрались они ехать. Отец твой, дядя Сеня (Семён Фёдорович – А.К.) и с бабушкой, они вдвоём. А я-то была любимая племянница у дяди Гоши. У нас они были разделены: Саша был Ирин, а дядя Гоша был мой. Вот. Как же, к дяде Гоше едут, а как я-то не поеду? А я же маленькая была. И вот пошли... мать пошла провожать. Я залезла на телегу и сижу. «Я поеду тоже». А мне сказали: «Да поедешь-поедешь». Ну а я так поняла, что мать-то идёт, меня чтоб забрать с телеги-то, домой. Мать вышла за дорогу... за деревню вышли, мать меня, значит, забирает, а я так уцепилась за этот ящик, и не поеду, вот, не уйду, я всё равно поеду к дяде Гоше. И они меня оторвать-то не могли. Бабушка тогда смилосердилась и сказала: «К чёрной немочи вас. Я девку заберу с собой». Вот. И мать пошла и принесла мне одежонку, надели на меня эту шляпу, лето было, надели на меня эту шляпу, и я поехала.

Вот мы ехали долго, ночевали у каких-то бурят. Я там нянчилась с каким-то бурятёнком, они так лежат вот в таких... (показывает руками) сделано. Вот, я с этим бурятёнком там понянчилась, там нас кумысом напоили, вот, так это буряты нас хорошо приняли. А степь кругом, вот видно далеко-далеко, ни одного деревца. Прямо вот едешь и бескрайняя степь. Вот, приехали мы в Дацан, в сам, где эти воинские части стояли. Едем по этому посёлку, а я на этот ящик села, мне высоко. Лошадь-то идёт туда, а я повернулась сюда, бабушка, дескать, туда смотрит, а ты, говорит, садись, смотри вот сюда, может, дядю Гошу где увидишь. И я на этом ящике сижу, смотрю. Лошадь вперёд, а я смотрю в другую строну. Вот. А как раз был обед, и дядя Гоша-то увидел в окно и по шляпе-то меня узнал. (Смеётся.) Знает, что он покупал такую шляпу и меня узнал по этой шляпе. Выскочил прямо в окно и бежит, как крикнул, и я... Лошадь туда, а я сюда упала, прыгнула же не по ходу лошади, а наоборот. Я упала, подбежала... соскочила, подбежала, как к нему прыгнула, а он такой худой... Я на него прыгнула, а он так вот раз... Ну, мне было 6 лет. Я на него прыгнула, а он присел. Там столько вот... их очень плохо кормили. Вот. Потом... а эти солдатики подбегают вот так вот, садятся. Солдатики эти все вот так нас окружают, подбегают, садятся. Бабушка одному даёт, другому, потом раз, видимо, этот командир увидел, подбежал и говорит: «Бабуля, бабуля, бабуля, вы поезжайте, поезжайте туда... Вы знаете, их ведь много, вы ведь всех не угостите, вы же к сыну приехали».

Гошу сразу с нами отпустили, и мы уехали за посёлок. Вот там вот остановились, а бабушка потом говорит: «Я пойду искать. У меня здесь где-то есть родственники». А дядя Гоша думает: она просто это... при виде этого с ума сошла. Вот. «Мама, какие родственники, какие тут родственники? За столько километров, какие родственники, что ты пойдёшь искать? Куда ты пойдёшь?» Она: «Нет-нет-нет-нет, я пойду». Она ж такая настойчивая бабка была. Она собралась, нас оставила и сама пошла. Маленько погодя приходит с мужчиной, действительно, нашла родственника. И те собрали нас... И вот увёз он нас к ним. У них две коровы, в общем, так это, живут нормально. Он говорит: «Да я, говорит, всё время спрашивал, может, попадётся, может, попадутся где ребята. Должны же вот у них, у Кашириных, быть сыновья же в армии. Может, кто попадётся. Вот, говорит, не попался ведь никогда. Всё, говорит, приду, я, говорит, то творожку кому дам, кому молока стакан налью, подам». Вот, и мы у них тогда прожили целую неделю.

А.К.: А что за родственники, не помните?

Л.М.: А не помню, что за родственник. Но какие-то дальние-дальние родственники.

А.К.: А фамилию?

Л.М.: И фамилию не знаю. Вот, дальние родственники. Ну и вот, мы у них прожили неделю, потом собрались, уехали, и дядя Гоша-то писал, говорит: «Я, говорит, к ним всё время ... Ты, Гоша, приходи к нам, приходи к нам». Очень хорошо они нас приняли. Вот. Я всё ела солдатскую еду, он принесёт, и я... мне очень нравилась, солдатская-то еда. В таких котелочках. Вот. И он потом говорит, сколько вот ещё он, с месяц, наверное, был там и так он к ним, к этим родственникам, периодически приходил. И потом его отправили сразу на фронт, сразу на передовую. Вот из этого Дацана.

А.К.: Но вы... похоронка не сохранилась, вы не помните?

Л.М.: Вначале было письмо от товарища.

А.К.: А товарища как звали?

Л.М.: Не знаю. От товарища было письмо. Всё бабушка: письмо от друга. Вот, оно долго было у неё, это письмо. Друг писал, что Гоша был ранен осколком мины в голову и в грудь. Вот. Жил два часа. Но бабушка-то же не верила. Говорит: «Нет, да он может, может, ошибся». Ну, как и все, в то время все, кто получал похоронки, никто ведь не верили. А может быть, а может быть... Много ж таких было случаев, что не верили. А потом уже, уже позднее, пришла похоронка. Уже официально. Бабушке долго не говорили, не показывали похоронку. Бабушка всё ждала, говорила: «Конечно, была бы похоронка». И бабушке-то боялись говорить. Наверное, больше месяца ей не говорили. А потом уже, потом уже сказали. Она очень, очень, ну, как и все, очень плакала, а ждала его вот, наверное, до конца своих дней. Всё думала: «А может быть, а может, мало что вот...» Столько на него приходило много благодарностей за хорошую службу. Всё. Вот недаром же, он же писал: «Мама, ты сохрани все благодарности». В письмах, говорит, писал. «Сохрани все благодарности. Они могут когда-нибудь пригодиться. Может быть, вдруг пригодятся когда-нибудь». Ну, мало ли что там. Или в плен возьмут, или что-то. Вот, это он же недаром писал. Значит, он, наверное, где-то живой. Потому что, чтоб ему потом в чём-то оправдаться, вот он поэтому и писал, чтоб сохранили все благодарности. Вот. А много приходило.

А.К.: А остались эти благодарности?

Л.М.: Нет, почему-то я их не видела. Когда приходили-то, мы видели, таскали их все, всем все показывали, а вот куда их потом бабушка... Может быть, они у неё где-то были в письмах-то... Письма-то мать это, бабушка несколько писем вот сохранила от Гоши-то.

А.К.: Похоронка тоже не сохранилась?

Л.М.: И похоронки не видела... Может, похоронку забирали, когда бабушке пенсию назначали. Может быть, нужна была эта похоронка.

А.К.: А сколько ей пенсию назначили?

Л.М.: Бабушке пенсию-то?

В.Б.: Одиннадцать рублей.

Л.М.: Одиннадцать рублей. Вначале, по-моему, рублей семь было. А потом повысили, потом где-то одиннадцать с чем-то было.

А.К.: Это по утрате кормильца?

Л.М.: По утрате кормильца.

В.Б.: Нет, у неё было социальное типа. Ну, вот добивались...

Л.М.: По утрате кормильца. Она у него на иждивении была.

В.Б.: Вот я, сколько знаю, так, значит... Потом... А, да...

Л.М.: Она у него была на иждивении, по утрате кормильца.

В.Б.: У неё стажа ноль-ноль-ноль было.

Л.М.: У неё же стажа не было.

В.Б.: И у него не было. И дали ей где-то... Рублей одиннадцать. Вначале семь или восемь, или девять.

Л.М.: Да, она с чем-то вот... что-то за пятёркой где-то получала этой пенсии.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Сб Янв 03, 2009 7:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Продолжаю выкладывать расшифровку разговоров.

А.К.: Расскажите, пожалуйста, о том, как познакомились мои дедушка и бабушка.

Л.М.: Вначале приехал дедушка, он жил, ну, в другом же месте где-то жил.

А.К.: В Нерчинске.

Л.М.: В Нерчинске жил ли. А может, даже не в Нерчинске. Ну, короче, приехал он на праздник, на 7 ноября. Ну а вечером же в деревне в клуб ходили, вот он ушёл в клуб, и всё нет и нет, и нет, и нет. А мы-то всегда ведь ждали, как вот сейчас Маша ждёт, кто-нибудь приедет. А всё нет и нет, и нет. Ну, все легли спать, утром встали. День был солнечный-солнечный. Солнце светит ярко, бабушка пришла и говорит: «Вот, расчёрна те немочь, всё-то парня-то нету. Это опять ушёл в клуб. Наверное, с Галиной встречается». Потом раз, выходит, а он стоит на дороге и тётю Галю тянет за руку, ну, чтоб она шла с ним домой. А та стесняется, не идёт. Вот бабушка смотрела, смотрела с крыльца вышла. А мы-то же любопытные. Смотрела-смотрела, пошла и говорит: «Вы, расчёрна вас немочь, долго будете тянуть друг друга за руки? Давайте расходитесь: или ты домой иди, или ты веди её сюда». Ну, разумеется, он же мужик. (Смеётся.) Он забрал её и привёл. Привёл домой, а такая у нас была... Две кровати стояли, одна так стояла, одна вот так вот стояла кровать (Показывает.) И висела такая, ну, занавеска.

А.К.: Ширма.

Л.М.: Ширма. Раздёргивалась, задёргивалась. Вот они туда зашли, этой ширмой закрылись, и всё, вот и получилось. Побыли они там, приходит тётя Аня. С таким скандалом, как закричала, как закричала, как закричала, долго скандалили. Потом она...

А.К.: В доме скандалила или на улице?

Л.М.: В доме, в доме. В доме, потом вроде успокоилась и собралась и уехала. Ушла пешком, она жила в Бишигино. Работала, по-моему, в магазине или где ли она. Такой был скандал. А вот не помню, пришла она или с Галкой, или одна она была. Вот не помню. Так-то она часто приводила Галку, оставляла у нас, девочку-то.

А.К.: Но дедушка из-за занавески так и не вышел?

Л.М.: Но дедушка из-за занавески так и не вышел. Так они там пробыли, а потом дедушка собрался... А потом он тётю Галю перевёз в город. И всё. А тётя Аня потом пришла, извинялась, вот уже когда дядя Стёпа уехал с тётей Галей. Она пришла, извинялась: «Я дура, я сама... я сама во всём виновата, я не сумела вести себя так, как надо».

А.К.: Не говорила она, из-за чего они разошлись?

Л.М.: Нет. Да какая-то ревность у них была или что-то. Кто-то кого-то к кому-то приревновал, по-моему. Вот. Он же вот... Он же пришёл, с тюрьмы он тогда пришёл или откуда-то, в общем. Почему-то он вот приехал-то один-то. Вначале он заехал к ней, а потом что-то у них какой-то скандал получился. Помню, что бабушка говорила, что вот, вроде, её дома не было, он пришёл или что-то, в общем. Ну, короче... Короче, была ревность у них. Поэтому из-за ревности и всё получилось. Тётя Галя потом ходила к нам... ой, тётя Аня, приходила всегда, вот мы уже в городе жили, она приезжала, заезжала всегда. Ещё когда Вовка родился у неё, она приехала, мы жили на Байкальской, там, в частном доме. Вот, она приехала и, ну, а ребёнка-то ещё кормила, а оставила-то дома его. Просто приезжала по работе что-то. И, помню, я у неё ещё груди просасывала, потому что у неё так разволокло. Она меня забрала с собой в постель и говорит: «Лида, пососи мне». И я это... я с удовольствием, раз, и высосала у неё обе груди. (Смеётся.) Вот. Она так... она всегда к нам заезжала.

А.К.: Но она замуж потом вышла?

Л.М.: Ой, что-то я даже не знаю. По-моему, она... не знаю.

А.К.: А расскажите тогда про старшую дочку дедушки и бабушки. Ну, вот которая задохнулась.

Л.М.: Лёша, я её не видела, я не знаю. С ней вот мама нянчилась, она у них тогда жила в городе. А мы-то её даже... я вот, например, её не видела, не знаю. Только слышала по рассказам, потому что я не попала, наверное, летом бы меня туда свозили, а она же умерла до лета. И так я её не видела ни разу.

А.К.: Но что ваша мама говорила?

Л.М.: Но мать говорила, что тётя Галя вот поехала на Урал съездила и привезла Вовку, брата. Вот, и матери-то вот отказали от квартиры тогда они, что надо было, ну, Вовке место же надо было. Вот, и мама ушла к дяде Никандру жить. Вот, так-то она, когда тётя Галя уходила, она же в ночь уходила работать, ну, она же медиком... Дежурить иногда уходила в ночь. А дядя Стёпа, ну, мужик да мужик, да ещё немного глуховатый он же. И он... ребёнок-то плачет, а он не слышит. У мужчин же не столько чуткости, сколько у женщины. Вот, и мама-то к ней всегда вставала, её там... Он иногда, говорит, встанет, и говорит: «Ой, сегодня вот спала всю ночь рядом». «Ага, всю ночь она сегодня спала. Она сегодня ни грамма не спала, всё время плакала, я всё время с ней таскалась, всю ночь протаскалась». «А я», – говорит, – «думал, она всю ночь спала».

Ну, а потом Вовка-то остался. Ну, а что, ребёнок да ребёнок, что, он же небольшой был. Будет нянчиться, что ли с ней? Конечно, ему спать хочется. Но и вот, и мама-то говорила, что он её накрыл подушкой, когда дядя Стёпа ушёл на работу, а тётя Галя-то ещё не вернулась с работы. Вот, и он, говорит, её подушкой накрыл. А она под подушкой, естественно, задохнулась. Что ей было, она же маленькая была. Тогда ж на работу-то уходили, детей-то маленьких оставляли. Двух месяцев не было, заканчивался больничный-то после декрета. Вот, вот она это рассказывала, что Вовка... Да и тётя Галя потом говорила, что она задохнулась.

А.К.: Но Вовке-то потом ничего не сделали за это?

Л.М.: Ну, а что сделаешь ему? Ничего не сделаешь. Их-то тогда таскали, конечно, милиция же занималась этими делами, всё. Но потом так... Дядя Стёпа-то работал тогда начальником УРЧ, в тюрьме. Так, в общем, это дело замяли, ребёнка-то всё равно не вернёшь.

А.К.: Ну, конечно.

Л.М.: Что с ним сделаешь? Вот, но они его, по-моему, сразу собрали... Или тётя Галя его отвозила, или... Ну, не одного его, наверное, отправили, в общем, отправили они его домой. Вот так.

А.К.: Ну, а с Никандром и с Кристиной они поддерживали отношения?

Л.М.: Кто, дядя Стёпа-то?

А.К.: Да, дедушка и Агриппина Фёдоровна.

Л.М.: Ну, она у них жила... Она ходила к ним всегда, и они общались, и она даже вот с тётей Аней, с дочкой-то вот его очень роднились и очень близки были. Тётя Аня вот всегда приезжала, вот когда жили... Виктор вот маленький был, она всегда ходила, и они к ней ходили, и ребятишки их дружили, Виктор и её мальчишки были. Сергей-то тот постарше был, а второй-то у неё был, то почти с Виктором ровесник. Вот они дружили все, и к дяде Никахе всегда ходили, всё время поддерживали связь. Да и мы жили же недалеко.

А.К.: Потому что Антонина Николаевна, когда в 54-м году приезжала, она сказала, что у неё хорошие отношения сложились только вот с Аграфеной Фёдоровной.

Л.М.: Ну, вот не знаю, почему у неё так, а вот мама-то с дядей Никашей, с дядей Никахой дружила.

А.К.: Они не переписывались?

Л.М.: Когда уехали-то? Ну, я даже не знаю. Наверное, переписывались, может быть, поздравления какие-то были. А с тётей Аней-то всё время переписывались.

А.К.: Писем не осталось?

Л.М.: Нет, писем уже сейчас нету, я все... С тётей Аней до конца они переписывались. Тётя Аня-то умерла вот с год назад, наверное.

А.К.: Я их адрес разыскиваю.

Л.М.: Год назад, наверное, умерла. Телеграмма приходила от Серёжки.

А.К.: Фамилия у неё Горохова?

Л.М.: Да, у неё Горохова фамилия.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Сб Янв 03, 2009 12:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Маленький фрагмент воспоминаний об Александре Фёдоровиче Каширине.

А.К.: Про Александра Фёдоровича воспоминания.

Л.М.: Когда, говорит, в окопах сидели, говорит. Вот, подолгу из окопов никуда если не вылазили, то, говорит, такой был холод, что примерзали к стенкам волосы. Вот это я слышала от него. Вот, наверное, не зря же он переболел... был у него менингит. Вот, переболел он менингитом. Наверное, от какой-то простуды. Не просто так, вот.

А.К.: Но он рвался воевать? Или нет?

Л.М.: Так, а их-то... их же сразу тогда, рвался он или не рвался, вроде, как когда пока ещё выбирали, первый-то набор был, вот тогда мальчишки все рвались, все рвались, кому надо было. А потом их же... закончилась та война, их сразу прямым ходом увезли в Маньчжурию, на вторую войну. Вот он про вторую войну рассказывал, говорит, волосы примерзали. Так, сильно-то не помню такое.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пн Янв 05, 2009 9:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Получил сегодня два заказных письма. Одно - из Питера, от моей бабушки Антонины Николаевны Гущиной. Другое - из Заречного, Нерчинского района, от моего дедушки Семёна Фёдоровича Каширина. В обоих письмах - история нашей семьи. Буду потихоньку набирать их и выкладывать.
_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пн Янв 05, 2009 1:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Выкладываю очередную расшифровку.

Л.М.: Раньше же в деревнях-то не было... ну, были какие-то медики. Но больше как-то доверяли вот таким бабулькам. Она когда-то, видимо, немножко работала, ну, типа санитарки у какого-то врача. Вот, и подучилась этому всему. Особенно вот принимать роды. И всегда приглашали её, возили по всем деревням. Вот, к роженицам. Она принимала... у неё, как она называла... «у меня», – говорит, – «внучат куча». Потому что её считали, как? Бабушкой вот этого ребёнка. Вот, а его внуком считали её. И она принимала эти роды, она принимала тяжёлые очень роды. Вот, по ночам её приедут, увезут или уведут, если в деревне, или в другую деревню уведут. А на второй день она собирается и едет этого ребёночка купать обязательно.

А.К.: То есть крестить? Или купать?

Л.М.: Купать, крестить-то уже тогда не было же церквей.

А.К.: А где купать?

Л.М.: Ну, как вот маленького ребёнка купают. Она на второй день обязательно ребёнка купала. Вот, если это было в нашей деревне, то я обязательно с ней ходила. Я там принимала участие в купке этого ребёнка. Всё, и помогала подавать там. Смотрела, как она его запеленает, вот, чтоб в ванночку положить для купания, его же нельзя развёрнутым купать. Вот, она запеленает, это я всё у неё училась. Вот, и я очень рано стала ходить с ней, ребятишек-то купала, а потом когда вот Виктор родился, Клавдия когда родилась, это я принимала участие в купании, только я. Вот, Витьку вообще я купала только всегда.

Вот, и так приходили к ней женщины, к бабушке. Вот не рожает женщина ребёнка, ну, не может родить по каким-то причинам. Потом походит немножко к ней, что-то она с ней поделает: какие-то травы ей приготовит, напоит её, какие-то массажи ей поделает. Ещё там что-то по-женски, ну, не знаю что. Но что-то поделает. Смотришь, женщина приходит уже с животиком. А потом приходит уже с ребёночком. Вот, и всегда... ну, никакой платы она, конечно, не брала ни с кого, там кто... ну, принесут просто как, типа угощение. Там – или конфет, или шоколадку, или там платок какой-то принесут. Вот, подарят, а так чтобы какую-то она цену кому-то назначала, никогда такого не было. В общем, вот, особенно она по женским как-то очень многим людям помогла завести ребёнка.

А.К.: А вот вы рассказывали про председателя колхоза, который там ей всё палки-то в колёса вставлял. И когда у него у самого в семье несчастье случилось, что-то там дочка заболела или сын...

Л.М.: Нет, Лёша, это, наверное, тебе не я рассказывала.

А.К.: Нет-нет, вы рассказывали в прошлый приезд, что... ну, короче говоря, не всем её деятельность была по вкусу и, соответственно, вот кто-то из властных этих ребят мешал... ну, то есть запрещал её деятельность, и так далее. Было дело?

Л.М.: Ну, тогда ведь многим так запрещали, тем более, вот людям, которые были в чём-то подозреваемые, кого раскулачивали. Вот, может быть, думали, что она берёт какую-то плату за это за всё. Может быть, ещё что-то. Вот, но она-то делала это всё бескорыстно, она никогда никакой платы ни с кого не брала. Всегда всё лечила просто так. Вот, многих детей она что-то там от испуга лечила.

А.К.: Дядю Серёжу, в том числе.

Л.М.: Ага. От испуга лечила она, к ней много ходило. Она какую-то травку давала или просто какую-то воду, что-то делала. Какие-то молитвы шептала. Вот, и многим детям это помогало, может быть, это самовнушение или что-то. Но, короче, люди приходили потом и благодарили, и были довольны.

Или вот чирей. Чирики... Она их махом сводила, эти чирики. Что она делала, что-то я помню, что брала табуретку, где есть сучок какой-то, и вот что-то на этот сучок она делала. И этот чирей моментально исчезал.

А.К.: Но вам-то она не передала какие-то секреты?

Л.М.: Нет, вот матери-то она... Вот мать-то не столько знала, сколько бабушка, а вот там... от испуга там делала она тоже через молитвы, через какие-то. Но уже столько мать не знала, уже, конечно, никакие роды она не принимала и такие большие... чтобы вылечить там от этого, чтоб женщина могла родить, это она тоже не знала. А бабушка вот это делала. Я так это иногда подглядывала, что какие-то она массажики там делала, женщину положит, что-то там делает...

А.К.: Но характер-то у неё тяжёлый был?

Л.М.: У бабушки-то? Да, характер-то у неё, что и у матери, у них тяжеловатый был характер. Так плохо уживались с людями-то. Вот, она любила, чтоб ей... Она с меня всегда спрашивала... Вот, отправит меня к дяде Саше в деревню...

А.К.: В Котельниково?

Л.М.: В Котельниково. Ну, я уеду, я любила к ним ездить. Я уеду... Я приезжаю, она расспрашивает: «Ну, как там? Как там Шура? Что она там варит? А как она там... во сколько она там встаёт? Не опаздывает ли корову доить?» Знаешь, это вот с таким, с подковыркой. А я никогда ей ничего не рассказывала. Я никогда ни про кого не рассказывала. Вот. Да всё нормально там, что? Встаёт да встаёт. Вот. Она: «Ой, ты уж никогда мне ничего не расскажешь. Вот и любимая внучка, а ничего бабушке не расскажешь. Вот Ирка, так та приедет...» (Смеётся.) «Вот Ирка, так та приедет, та молодец, та всё разрапортует». (Смеётся.) А та, правда, приедет вот: «А, там тётя Шура проспала, там корову не вовремя выгнала, там эту вот всё...» Обязательно что-нибудь бабушке расскажет. А бабушка потом уже начинает накручивать, знаешь, на невестку там.

А.К.: Ну, я, насколько знаю, она много крови попила и из моей бабушки, в том числе.

Л.М.: Ну, вот, вот так же и про другую, или про тётю Галю вот... Ирочка поедет, приедет, обязательно что-нибудь расскажет, выдаст какой-нибудь секрет. (Смеётся.) Вот. А я как-то старалась... я никогда не рассказывала. Она меня вот за это всегда: «О, ты никогда ничего не расскажешь, что там, как там всё». У них же обязательно виновата невестка...

А.К.: Ну, конечно.

Л.М.: Ни кто-то, ни сыночка. Сыночка – это святое. А вот невестка – это... плохая.

А.К.: А кого из сыновей она больше любила? Или всех одинаково?

Л.М.: А не знаешь, вот, наверное, она... Ну, или, может быть, потому что погиб Гоша, вот, мне казалось он... вот он был любимый у неё. Вот, ну, а потом вот этого, как младшего.

А.К.: Семёна Фёдоровича?

Л.М.: Ну, да, младший ведь. Тоже был сыночка у неё. Вот, а эти уже вроде были старше... И ещё она, вот те, видимо... вот, дед же тёмненький, Семён, и Гоша был такой же тёмный, вот. Она, видимо... они были, вот дядя Стёпа, Саша, они, видимо, похожи были на отца, что ли. Она всё говорила: «Вот эти белоглазые, они вот не такие. Вот». (Смеётся.) «А эти вот, вот совсем другие». Эти вроде Кампинской породы, а эти Каширинской породы.

А.К.: То есть Кампинской породы, это кто?

Л.М.: Ну, это её, её.

А.К.: Я понимаю. И кто из них получается Кампинской породы?

Л.М.: Ну, видимо, Семён вот был и Гоша. Потому что они по цвету были разные. Эти были белые, а эти вот – тёмные. Вот, они другой масти. Вот они были – дядя Стёпа, мать и Саша, они светлые же были все. Вот, а эти вот двое – другой масти. (Смеётся.) Интересно как-то было.

А.К.: Она про своих родителей рассказывала что-нибудь? И вообще про своих предков?

Л.М.: Вот она рассказывала, что отец был очень строгий у неё, очень строгий. Такой работящий, серьёзный. Он был... она же... они же поляки были. Вот они были переселенцами, их привезли сюда как переселенцев. А с родителями ли, нет вот, видимо, по-моему, их два брата было. Их привезли вот таких, подростки просто. И они вот из подростков добились своего, что завели такое большое хозяйство, и они были хозяева. Такие очень были работящие и очень строгие. Вот, особенно про деда она всегда говорит. А про мать она вот всегда говорила... А мать была такая, и любила рюмочку пропустить, как-то она не очень лестно отзывалась о матери. Вот дед был это... отец у неё был это всё.

А.К.: Но с ним она не рассказывала, неизвестно что с ним случилось? Где и как умер?

Л.М.: Ну, их увезли в ссылку тоже.

А.К.: А куда неизвестно?

Л.М.: Не знаю.

А.К.: Ну, надо будет посмотреть.

Л.М.: Их как вот увезли, забирали... они-то шли, вот эти, Каширины шли, они как середняки шли. А те шли как кулаки.

А.К.: То есть их вперёд ещё даже?

Л.М.: Их вперёд. Вот, раскулачили сразу и увезли.

А.К.: А про Кашириных она что-нибудь рассказывала? Вот про отца Фёдора, про, вот, дядьёв его?

Л.М.: Ну, она только рассказывала вот про деда-то. Он тоже... Вот про бабушку она тоже говорила всегда, мол, что она и нянчилась за детьми, и всё. Но тоже, говорит, и тоже любила рюмочку пропустить, но так она более-менее лестно о ней отзывалась. А дед был тоже строгий Каширин.

А.К.: Андрей Филиппович?

Л.М.: Андрей Филиппович, ага. Вот, был очень строгий и это... и её любил, как невестку. Она у него была любимая невестка. Он всегда говорил: «Я, Андрей, стою тысячу рублей. А моя невестка стоит сто рублей». Это много же, сто рублей. Вот. «А моя невестка стоит сто рублей». А вот невестку вторую, вот...

А.К.: Жену Никандра?

Л.М.: Жену Никандра, вот эту невестку он не любил. И бабушка-то, говорит, как-то относилась вот к этим внучатам по-другому, вот к Степану, значит, к матери к моей, а к тем как-то, говорит, холоднее. «Свекровка моих детей очень любила». Вот.

А.К.: Понятно. И больше ничего она про Андрея Филипповича?..

Л.М.: И больше ничего так не рассказывала.

А.К.: А про Петра Филипповича?

Л.М.: А про Петра не знаю. Может быть, когда-нибудь рассказывала, но не сохранилось в памяти ничего.

А.К.: Но Фёдор, я так понимаю, у них был любимец в семье?

Л.М.: Ну, видимо, да.

А.К.: Потому что вот я с кем ни беседую об этом, все о Фёдоре очень хорошо отзываются.

Л.М.: Видишь, они как-то относились вот к этому, может быть, они даже деда нехорошо как вот больного... Относились тоже к нему так...

А.К.: К Никандру?

Л.М.: Да. Там же приключилось, что то у него было покалечено и прихрамывал он. Вот, а мой-то дед такой стройный был, мужчина высокий. Стройный, вот они там, на фотографии он стоит. Настоящий казак. Вот, симпатичный. По-моему, вот эти, мальчишки-то эти они на деда похожи, видимо. Наверное, дядя Стёпа и... больше на деда. Потому что она всегда называла: «У, эти белоглазые!» (Смеётся.)

А.К.: Вас она ни от чего не лечила?

Л.М.: Ну, так, когда я маленькая-то была. Ну, там, от испуга там где-то. Вот, я когда маленькая была, я сильно заикалась, испугалась коровы... собака меня кусала. Вот она лечила, но от бабушки-то своим как-то не помогало. Поэтому она, знаю, всё говорила: «Вот чужих лечу, а свою-то вот не могу вылечить». И она... Приезжала с Украины какая-то женщина, к кому-то в гости. И вот она меня водила к этой женщине. Тоже такого же возраста, как бабушка. Вот, и меня лечила вот эта женщина от заикания.

А.К.: Ну и, судя по всему, успешно.

Л.М.: Да. Она вот несколько раз сходила, только потом говорит, ей пришла телеграмма, там что-то случилось, и ей надо было уезжать. И она пришла в последний раз, вот что-то мне сделала, тоже воду какую-то давала она мне, и это... говорит: «Ой, как жалко, я ведь недолечила девчонку-то вашу». «Потому что», – говорит, – «нервишки-то у неё будут расшатаны».

А.К.: Так и получилось?

Л.М.: Ну, наверное.

А.К.: Расскажите ещё раз про её арест.

Л.М.: А?

А.К.: Про арест Натальи Арсентьевны.

Л.М.: А, ну она рассказывала, как вот, говорит, пришли, вначале деда вперёд забрали. Говорит, а я, говорит, это... видимо, кого-то она... или на кого-то, накричала она на какого-то начальника, может, на какого-то председателя или на кого? Кто там был? Или, может, из милиции на кого? Когда деда-то забрали. Ну, и вот её, как за оскорбление, за оскорбление служащего лица её пришли и забрали. Когда, говорит, пришли, я, говорит, сидела, Семёна одевала, ему же было всего девять месяцев. Я его сидела, одевала на него штанишки, говорит. И меня, говорит, взяли, ребёнка отбросили, Семёна отбросили от меня. На лавку ли, куда ли, говорит. Но куда-то отбросили, или на кровать бросили его, а меня, говорит, забрали и повели. И я, говорит, больше не знаю, как выходила из дома, не знаю, как ехала я. Но очнулась уже в Нерчинске, в тюрьме. Вот, только, говорит, смотрю, а у меня в руках одни штанишки.

А.К.: Про тюрьму она что-нибудь рассказывала?

Л.М.: Но потом... она рассказывала, что как их учили там читать. Грамоте стали учить, она же совсем безграмотная была. Грамоте, говорит, нас учили, а мы, говорит, возьмём ей и всякие маты выложим. Вот, поматеримся, говорит, накладём ей. Она говорит: «Ты чего там выложила?» «Ну, слова выложила». Она такая бабка, хитрая была. А сами, говорит, специально эти маты выложим. Вот. «Слова выложила. Ну, наверное, «мама» или «папа» выложила. Не знаю. Выложила чего-то. Или, может, имя какое ребёнка выложила. Но что-то выложила». Но, правда, никто ничего не наказывал их за это. Ничего.

Потом её перевели в какую-то... Сначала держали в камере, а потом перевели, как она говорила, в вольную команду. Ухаживали они, видимо... Я, говорит, ухаживала... прислуживала ходила у начальника тюрьмы, за ребёнком ухаживала, говорит. Своего маленького, да? Оставить, а за чужим... за чужим ухаживала. Корову доила, говорит. Вот. Ну, как в общем, домработница, короче, была. Вот, у начальника. Он разрешал мне, говорит, тогда привозить детей на свидание. Вот. Мать соберёт, привезёт на свидание.

А.К.: Но долго она отсидела в итоге?

Л.М.: Она сидела дольше деда. По-моему, два года. Вот, деда вперёд отпустили. А её ещё держали. Не помню точно, сколько. Но, по-моему, она про два года говорила. Вот, деда вперёд отпустили, а её позднее. Вот так. В общем, Семёну-то досталось, что остался такой малюсенький. Без матери.

А.К.: Ну, да.

Л.М.: Мы с ним, считай, вместе росли. Что у нас разница? На шесть лет всего. С одной чашки много щей выхлебали. А война была... Война началась.

А.К.: А вы помните, как война началась?

Л.М.: О, конечно!

А.К.: Расскажите.

Л.М.: Ой, Алёша, разве про это можно забыть, как война началась? Столько было крику, столько было шуму. Как эти тарелки висели, как по ним... эти все собирались. У каждого ведь в доме-то не было радио. А вот одна на улице висела, откуда ж её привезли, повесили. Вот возле неё все и собирались. Слушали эти все сводки. Когда передавали. Как делали затемнение, чтоб окна все были закрытые вечером. Светомаскировку, светомаскировка называлась. Вечером ходят, проверяют: не дай Бог, если где-то что-то светится. Обязательно надо закрыть, ещё закрыть-то нечем было. Ставней же не было, почти все дома были без ставней. Вот из дома, а ещё надо же какую-то тряпку. Тряпки-то на вес золота были. Я очень хорошо, когда началась война... Вот, и как их всех-то провожали в армию. А как получали эти похоронки. Это ж вся деревня, если пришла похоронка к кому-то, знала вся деревня. Все бежали, все оплакивали, все утешали друг друга. Это было целое событие. А мы как... мы же, дети, не останемся в стороне-то, мы же тоже бежали. Нам же тоже это интересно, и все плачут, наверное, и мы, наверное, ревели. Вот. А как кончилась война? Я была в Нерчинске, мы переехали в Нерчинск. Жили у дяди Стёпы. Вот, я очень хорошо помню, как кончилась война.

А.К.: Как?

Л.М.: Был очень жаркий день. Вот май, девятое мая, был такой солнечный день, вот, как летом, жарко. Я ушла в школу. В школу прихожу... прихожу, а там уже шум, там уже объявили, что война... по радио, в школах же висели эти радиоприёмники, в городе-то. Вот по радио объявляют, без конца объявляют, объявляют, что закончилась война. Все кричат, нас сразу всех распустили, всем нам сказали, во-первых, дети, вот, закончилась война, там, всё. Сегодня у нас большой праздник, мы не учимся. Вот, вы все пойдёте домой сейчас. Вот мы выскакиваем все на улицу, а люди бегут по улице, все обнимаются, все плачут. Незнакомые люди бегут друг другу навстречу, все обнимаются, все плачут. Я бегу... Как же, надо бабушке-то скорее рассказать, что война-то кончилась. Я бегу, а они жили в отдельном домике. Огорожен был домик так, я подбегаю-то, когда заходить в калитку, надо кругом оббежать, чтоб в ворота-то, в дверь-то забежать. Я смотрю-то, окно-то открыто. Я через забор, садочек был такой, палисадничек загорожен. Я через этот палисадничек перепрыгнула. Вот, как не зацепилась, ничего, вот столько энергии, видимо, было от радости-то. И через окно, забегаю, к бабушке подбегаю: «Бабушка, война закончилась!» «Да, я знаю, я уже слышала». Но, в общем, все тут приходят, тётя Галя пришла с работы как-то, в общем, все уже собираются. И заходит дядя Сеня, подросток. И знаешь, сколько... заносит в мешке десять булок хлеба. Мы, наверное, дней... Ну, видимо, на декаду получил, потому что дней десять не было хлеба совсем. Вот, не отоваривали, ну, не было хлеба и всё. Пойдёт – не принесёт, пойдёт – не принесёт. А здесь приходит и десять булок хлеба, он, знаешь что... Я помню этот хлеб до сих пор. Вот такие большие булки, широкие такие большие булки, вот такие широкие. (Показывает.) И он не чёрный, мы привыкли, хлеб голяновый продавали, тёмно-коричневый, как кирпич. Потом был кукурузный хлеб, но тот хоть красивый, жёлтый, как будто с яйцом. Вот, а тут приносит он настоящий хлеб. Такие большие булки и беловатые. И почему-то он был вот с какой-то горчинкой. Немножко была в нём горчинка, но вкусный до предела.

Это столько было радости. Мы как сели все за стол на кухне, как обедали, как этот ели хлеб. Вот, столько было радости. Кончилась война и тут столько много хлеба. Вот это я никогда не забуду. Когда кончилась война. Вот.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Чт Янв 08, 2009 5:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Л.М.: В войну, наверное, природа кормила нас, она заботилась. Было такое растение, назывался мангыр. Он был такой сочный, жирный, большой. Ну, вот за счёт этого мангыра, наверное, много человечества выжило в войну. Дядя Сеня ходил, собирал этот мангыр, в мешке приносил. Бабушка его мелко нарезала, ставила в такую чугунную кастрюлю. Он покипит, потом разобьёт яйцо, положит туда... нальёт молока, немножко муки насыпет. Такую сделает... её называли болтушку. И зальёт этот мангыр, уже когда он сварится. Потом снимет, он остывает. Когда остынет, режет его на куски, и получался вот такой хлеб.
Очень много крапивы съели, лебеды. Варили суп... бабушка варила всегда. Ну, за счёт этого, наверное, люди в войну и выжили. Природа, видимо, помогала человечеству. Сейчас вот такого мангыра-то уже нет жирного, он какой-то стал тощий. А тогда он был очень такой... типа алоэ. Вот такой вот жирный был, как алоэ. Ну, так и мы выжили.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Чт Янв 08, 2009 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Начинаю выкладывать воспоминания Антонины Николаевны Гущиной.

Мама моя, Иулитта Андреевна Лапшакова, родилась в 1898 году. Полагаю, что где-то 28 июля. Она категорически никогда не говорила дня рождения. Она была недовольна своим именем и поэтому не говорила даты рождения. Да и родные тоже не хотели звать её Иулиттой, поэтому она была Лидой, хотя уже в это время у неё была сестра Лида. Так и стало в семье две Лиды.

Мама о своей семье – о матери, отце и сёстрах ничего никогда не говорила. Говорила только о Фёдоре (брате). Рассказывала, как они с ним ездили в лес по дрова и за Шилку за сеном. Ездили на нескольких лошадях. Обычно Федя на первой телеге или санях, а мама – на последней. Погрузка и заготовка дров выполнялась обоими вместе, а это для девушки, надо думать, было нелегко.

Училась в школе мама всего 1 год. Дальше отец сказал: «Хватит, читать-писать умеет, теперь надо дома работать». Что могла работать восьмилетняя девочка – трудно сказать? Когда женились братья, в семье стало 3 женщины, появилась необходимость делать домашнюю работу по неделе, по очереди. Мама в 12 лет, как она говорила, жалея свою мать, взялась работать неделю вместо неё. Работа эта нелёгкая – топить печь, месить тесто, печь хлеб, готовить еду, делать сливан. Это такой чай, довольно сложный в приготовлении. Кроме всего этого, когда была их очередь «гонять почту», маме приходилось верхом срочные «пакеты» отвозить до следующей почты. В общем, детство и юность у мамы были нелёгкими.

Она любила бывать на «вечерках», любила танцевать. Платья и пр. шила сама, т.к. мама её сказала ей: «Хочешь новое платье, бери ситец и шей сама, как хочешь». Мама ходила к своему дяде (очевидно, к Петру Филипповичу Каширину, который был портным и обшивал всю Кулаковскую станицу – прим. А.К.), он ей показывал, как нужно кроить и шить. Она всегда шила очень хорошо, даже людям.

Когда она вышла замуж за отца, не знаю, но раньше, чем он ушёл служить в армию. Видимо, это было по любви и вопреки воле родителей. В семье мужа ей тоже было несладко. Там хозяйкой была жена старшего брата отца, Кирилла, такая Лепистинья или просто Лепеша.

Отца мама ждала 4 года. В это время шла Гражданская война, деревня часто переходила из рук белых к красным. Белые грабили, всё из дома увозили. Красные резали овец и свиней, заставляли готовить и кормить их. В 1924 году мама получила письмо от мужа, с вызовом приехать к нему в Китай. Маме в сельсовете дали разрешение ехать, и в санях, дело было зимой, её довезли до границы, а там уже на поезде она приехала к мужу. Как сложилась её жизнь после этого, подробно опишу ниже.

Отец, Лапшаков Николай Степанович, родился в 1896 году 16 декабря, умер 16 декабря 1980 года, похоронен рядом с мамой на кладбище деревни Плетнёвка Калужской области Лев-Толстовского района, станция Калуга-2.

Отец был из бедной семьи. Его отец не вернулся с русско-японской войны. Мать осталась вдовой с тремя сыновьями ещё детского возраста – Кириллом, Николаем и Яковом. Жили в деревне Лапшаково. В семье осталось 3 лошади: одна строевая, вторая – кобылица с жеребёнком. Матери отца один безлошадный призывник, тоже Лапшаков, предложил жениться на ней, если она ему даст лошадь, чтобы ему идти служить, а потом, вернувшись, он будет с ней жить. Она согласилась и дала ему лошадь, он, вернувшись со службы, жил с ней, у них родилась дочь. Не знаю, как её звать и где она, помнится, вроде умерла в детстве.

Отец учился в школе очень хорошо. Зимой учился, а летом, с 12 лет, работал батраком у хозяев. Деньги, заработанные им, матери не отдавали, а брали в станичное управление и копили там ему на лошадь и пр. для службы в армии. Отец хорошо учился, и по окончании школы учитель повёз его в Нерчинск поступать в гимназию. Экзамены отец сдал на «отлично», но его учиться не взяли, т.к. он бедный был, а туда брали только детей состоятельных родителей.

Пришло время его старшему брату Кириллу идти в армию, и он, не спрашивая брата, взял его деньги, скопленные отцом для армии. Отец остался безлошадным и должен был идти в пластуны. В Станичном управлении решили, т.к. отец был человеком грамотным, что в то время было среди казаков редко, отправить его служить в Читу в штаб армии писарем, там лошадь не нужна. Так отец и служил до революции писарем.

После революции он воевал в партизанском отряде красных. Где-то в двадцатых годах их отряд почему-то распустили, и отец вернулся в деревню, а тут вскоре подошли семёновцы, они отступали в Китай и забирали всех казаков, которые были в деревнях. Таким образом, отец попал в армию Семёнова. Далее они все попали в Корею, город Гензан. Там Семёнов устроил что-то типа лагеря, за колючей проволокой казаки жили около двух лет, затем ворота открыли и сказали: «Идите, куда хотите».

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Предыстория -> Генеалогия и ДНК-генеалогия Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20,
21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30  След.
Страница 8 из 30

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете добавлять приложения в этом форуме
Вы можете скачивать файлы в этом форуме
Главная | Статьи | Форум | Темы | Галерея | Вопросы и ответы | Библиотека | Рекомендовать | Обратная связь

Предыстория - общенациональный историко-культурологический сервер
 © 2005—2009 Predistoria.org
Предыстория.орг
© Денис Григорьев
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.

Рейтинг@Mail.ru
Генерация страницы: 0.080 сек. и 17 запросов к базе данных за 0.010 сек.