Предыстория
 FAQFAQ    ПоискПоиск    ПользователиПользователи    ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль    Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения    ВходВход 

Каширины (станица Кулаково)
На страницу Пред.  
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20,
21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30  След.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Предыстория -> Генеалогия и ДНК-генеалогия
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 09, 2009 4:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Отец оказался в Китае на КВЖД, разъезд Казанцево. Устроился на работу к хозяину на лесоразработки учётчиком. Было две бригады, одной ведал отец, второй – китаец. Лес валили китайцы, отец учитывал их выработку, каждого фиксировал, и за это рабочий получал зарплату. Отец честно, не обижая никого, подавал сведения на оплату каждому рабочему. И после, когда они получали жалование, никогда ничего у них не просил. Китаец же считал, как хотел, а с каждого получившего зарплату требовал и получал проценты себе. Естественно, рабочие были недовольны китайцем, а говорили, почему русский ничего с них не требует, а свой китаец их грабит. Китаец, естественно, был зол на отца и требовал, чтобы он тоже получал с рабочих проценты, отец отказался и ничего никогда с рабочих не получал.

Когда приехала мама к отцу, она тоже стала работать у хозяина прислугой. Так они проработали год, ничего не получая. Видимо, мама уже была беременна, и она стала говорить отцу, что надо посчитаться с хозяином и получить зарплату. Отец стал говорить об этом хозяину, но хозяин сказал: «Ничего платить не буду, и вы мне, как работники, не нужны», выгнал их ни с чем. Оказались они без копейки денег, без жилья и всего прочего.

Тогда китайцы, с которыми отец работал, решили им помочь. Дали место помогли построить домик для жилья, заняли денег, которые, кто сколько мог, дали, посоветовали открыть торговую точку, продавать хлеб, спички, соль и пр., а они будут у него это покупать. Отец взял эти деньги, но их было мало, поэтому он пешком (экономя на билет на поезд), пошёл в Имяньпо, купил там муку и всё прочее и на себе принёс. Стали так: мама пекла хлеб и торговала в лавке, а отец купил китайский паспорт и устроился работать на железной дороге путевым рабочим. Так они жили какое-то время. За это время родилась я и подросла до 2-3 лет.

Отцу торговля очень не нравилась, и они, скопивши денег, купили лошадь с телегой. Отец стал работать на лошади, вывозить лес. Далее постепенно они обживались, сняли квартиру, купили корову и ещё лошадей, наняли работника, стали жить неплохо. Далее приехал из Харбина Подшивалов Кеша. Приехал нарядный, хорошо одетый, привёз мне в подарок куклу с закрывающимися глазами, в то время это было верх всего. Кеша стал у нас жить и работать вместе с отцом на лошадях.

В Китае в то время было так: если человек начинает жить более-менее зажиточно, то хунхузы обязательно что-то у него уводят, угоняют, требуют выкуп. Так получилось у отца: угнали лошадей и потребовали выкуп. Пошли торги, наконец, договорились о цене, и мама повезла выкуп. Почему мама? Потому что отцу нельзя было ехать к хунхузам, они его не отпустили бы и потребовали бы ещё добавочный выкуп.

Лошадей выкупили. Отец решил построить свой дом и стал этим заниматься. Дом построили, стали там жить. Было несколько лошадей, две коровы, бык и козёл. В это время начались беспорядки на железной дороге. Япония очень хотела утвердиться в Маньчжурии, и начались постоянные крушения поездов. Хунхузов появилось столько, что железная дорога работать нормально не могла. Мама меня постаралась отправить в Имяньпо к матери её подруги и моей крёстной. Я там жила зиму и весну. Побывала в семье, где был настоящий домострой, если будет интересно, расскажу.

В 1932 году внезапно мама приезжает со всем хозяйством в Имяньпо, а папу в это время хунхузы захватили. Мама привезла 2 лошади, 2 коровы, быка и козла, и какие-то тряпки. Больше ничего, дом и всё там бросили. Пришлось маме очень трудно, денег не было, а выкупать папу надо. Мама ходила, просила взаймы у добрых людей. Наконец, деньги собрала и отправила выкуп. Делалось это так: приходил из отряда китаец, начинался торг, договаривались о сумме, давали китайцу эти деньги, он ехал в отряд и отца отпустили. Только папа вышел из леса, проходил грузовой поезд, он на ходу вскочил на площадку последнего вагона и приехал к нам. В это время шёл встречный поезд, на котором ехал китаец, который когда-то работал в лесу. Он был зол на отца и ехал в отряд, с тем чтобы отца не отпускали, а убили, но папа успел уехать и остался жив. У папы были глубокие раны от верёвок, которыми связывали руки. Хунхузы ему не давали спать, так издевались.

Папа вскоре устроился пасечником на пасеку в лесу, 200 ульев. Мы с мамой стали жить, но летом стадо коров всего посёлка хунхузы угнали. Доить коров разрешали, хозяйки ходили доить, торговались о выкупе. Мама туда пошла и там встретила знакомого китайца, он маму узнал и помог ей поговорить с хозяином отряда. Знакомый китаец объяснил ему, что у мамы денег нет, что они с отцом разорились, и отца пришлось выкупать. Тогда китаец сказал маме, что денег с неё он не возьмёт, а чтобы она принесла в отряд соли и спичек. Так мама выкупила двух коров, быка и козла.

Осенью папа вернулся с пасеки и поступил работать на масловареный завод рабочим. За это время моя крёстная с мужем уехала в СССР и вскоре выписала свою мать и брата. Они должны были продать дом. Бабка была с характером и никому чужим продавать дом не хотела, а решила продать его моим родителям, можно сказать, почти даром, очень дёшево, т.к. у них денег не было. Продали корову и купили дом.

Кеша Подшивалов, который жил у нас, решил жениться, но его невеста была лёгкого поведения и алкоголичка. Мама была против этого брака, они поругались, и мама сказала, чтобы он уходил и не считал больше, что у него есть сестра. Она говорила, что он её братан, не брат, а братан. Я посчитала, что, видимо, он маме был двоюродный брат. Она дала ему лошадь с телегой, и он уехал, и больше они никогда не встречались. Он так и прожил с этой алкоголичкой всю жизнь, пока она не умерла, имел трёх детей.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 09, 2009 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В 7 лет меня отдали в гимназию. Имяньпо – деповская станция, был поворотный круг для паровозов, там менялись паровозные бригады. Была советская трёхэтажная школа. Дети всех железнодорожников учились в этой школе, был интернат, где дети жили. Рабочие железной дороги жили очень хорошо, зарплату получали золотом. Станция Имяньпо была курортной, было кино, большой парк, висячий мост через речку. Каждый выходной в парке играл духовой оркестр. В посёлке были все необходимые магазины и пр. Кроме советской школы железной дороги, была эмигрантская гимназия. Там я училась. Так всё было до 1935 года. Когда железную дорогу продали японцам, и все работники уехали в СССР. Большинство из них попали в ГУЛАГ и под расстрел. Постепенно население на станции Имяньпо разъехалось, гимназию закрыли.

Японцы хозяйничали на железной дороге. Папу уговорили поступить на работу на железную дорогу. Через год был приказ: всех русских, кто работал на железной дороге, перевезти в одно место, в пригород Харбина Санкешу. Родители поехали в Харбин. Отцу дали вагон, погрузили всё хозяйство (коров), вещи и переехали. Отец согласился ехать в Харбин, т.к. мне надо было учиться. Он хотел, чтобы я получила среднее образование.

Так началась наша жизнь в городе. Отец работал на железной дороге, а мама занималась коровами, продавала молоко. Это было выгодно, и стали мы жить довольно обеспеченно. Маме, конечно, было нелегко, но она была большая труженица и, видимо, с детства привыкла трудиться, не покладая рук. Я училась, жили мы далеко на окраине, я уходила в школу рано и почти до вечера. Транспорт ходил плохо, приходилось далеко ходить пешком.

Училась я в частной школе, это было дорого, но родители пошли на это. Дело в том, что японцы закрыли все частные школы, оставили только городские (бесплатные). Я сначала училась в такой школе. Там хозяином был японец, и установил такой порядок. Зимой открывались окна настежь в зале пока шли уроки в классах, а затем в классах пока все были в зале, и назначали дежурство на сцене. Вот после такого дежурства я заболела. Болела 2 месяца, была на грани смерти. Пришлось заниматься у репетитора, и она предложила родителям устроить меня (подготовить) в частную школу. Такая осталась одна, её организовала с разрешения властей еврейская община (они же люди хитрые и им это удалось). Окончила школу в 1942 году в декабре месяце. Так японцы перестроили, учебный год начинался на новый год и кончался в декабре.

Если будет интересно, могу описать дальнейшую нашу жизнь.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Сб Янв 10, 2009 9:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Начинаю выкладывать воспоминания Семёна Фёдоровича Каширина, написанные им в декабре 2008 года.

Что касается братьев Георгия и Александра, то их жизнь была, к сожалению, недолгой, и всему виной Великая отечественная война. Гоша погиб в 1944 г., а Александр умер в 1958 г. Об их жизни я уже писал в своих воспоминаниях и к этому хочется только дополнить один пример о службе Гоши здесь, на востоке, в нашей Читинской области.

Будучи в армии Гоша всё писал, что служба идёт хорошо, но в одном из последних писем написал: «Мама, пожалуйста, приезжай и привези что-нибудь покушать». Получив такую печальную весть, мы пришли всей семьёй к выводу, что надо срочно ехать. Зная хорошо его характер, стойкость к трудностям и выносливость, поняли, что у него дело очень плохо. Взяли муки по карточкам, а время трудное, военное, 1943 год, давали вместо хлеба 80 грамм муки на день на одного человека. Взяли за месяц на всех, мать напекла разных попекушек: булочек, калачей и т.д. Был август, начало месяца, уже появилась картошка, накопали, куры несли яйца, и их набрали, и всё собрав, мы с мамой взяли выпросили лошадь и поехали в Коне-Завод, там служил Гоша. От Кулаковой километров примерно 150 будет.

На место приехали на второй день во второй половине дня. Нам сказали, где располагается воинская часть, и мы поехали к ней. Не заезжая в часть, нам солдаты, узнав, кто и к кому приехали, сбегали и позвали Гошу. Прибежал он и с ним несколько ещё солдат, а потом стали всё идти и идти к нам другие, и, хотя мы были в стороне от части, но телегу окружили солдаты, все приседают на чипурки и голодными глазами глядят, что мы привезли. Они все исхудавшие, и мать, плача, начала раздавать, угощая всех. Гоша, по натуре не жадный и очень добрый человек, видя, что мать забыла про него и раздала много, а осталось совсем мало, сказал: «Мама, ты мне оставь хоть немножко». Она как очнулась, поглядела на него и на то, что осталось, плача сказала: «Ой, и верно, я про тебя и забыла. Глядя на них, какие они, бедны, голодные».

Тут подошёл офицер, узнал, в чём дело и попросил уехать отсюда как можно скорее. Гошу отпустили с нами, и мы поехали искать квартиру. Мать побежала искать старых друзей, как она звала – халанов. Они ещё до революции с родителями гоняли в эти края скот на лето на откорм, и в этих краях жили их друзья. Она нашла и поехала к ним. Дело к вечеру, и Гоша пошёл за ужином, говорит, покажу, как нас кормят. Принёс так называемый суп. В нём несколько крупинок друг друга догоняют, и больше ничего нет. И он рассказал, что часто бывают марш-броски, походы. И вот, говорит, был последний, в котором наш полк участвовал. Вернулись из этого похода своим ходом только 8 человек, в том числе и Гоша. Если пойдём ещё, то, говорит, я могу не дойти. Вот и решил написать.

Кормили военных очень плохо. Они по помойкам собирали чего поесть. А в походе они напали на мангир, и многие его ели неограниченно. Их вздуло, заболели. Собрали на машине – и в госпиталь. Гоша говорит, что не стал есть много.

После Гоша писал, что приехал какой-то проверяющий, как прикомандированный служить, и служил какое-то время, расспрашивая солдат о службе. Когда всё выяснил, выстроили полк, и он в форме офицера сказал, что это безобразие прекратится. Когда он уехал, питание стало хорошим, и некоторых высокопоставленных в полку и дивизии не стало. Солдаты поправились, набрались сил, физически окрепли, и моральный дух поднялся.

Но в следующем 1944 году их военную часть отправили на фронт, где и закончилась его служба и жизнь. Он был артиллерист, и после ранения в голову прожил только 2 часа. О его месте гибели и захоронении я уже писал и повторяться не буду.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пн Янв 12, 2009 2:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Выкладываю ответы Семёна Фёдоровича на мои вопросы из последнего письма.



1. Свидетельство о браке дедушки и бабушки датируется 12 ноября 1943 года. Не помните ли Вы дату их знакомства?

О дате знакомства дедушки и бабушки.

Дедушка работал в Нерчинской промколонии вольнонаёмным в качестве начальника УРЧ и к нам приезжал в Кулаково довольно часто, а бабушка работала зав. медпунктом. Первое их знакомство было примерно в июне 1943 года. Я у них несколько раз был связным. Он писал по приезду записки, и я их относил. Конверта никакого не было, и он их свёртывал ромбом. И ромб без всякого клея держался крепко, и не каждый, если и развернёт, то сможет свернуть так же. Меня, конечно, очень интересовало, а что же он пишет, и я развернул и прочитал «в том же месте, в тот же час» и больше ничего. Я, конечно, из этого ничего не понял об их отношениях, их дружбе и т.д. Свернул опять письмо и передал по адресу. Приезжал он на лошади, летом – на пролётке, а зимой – в кашовке.

2. Тётя Ира рассказала, что Георгия и Александра так изводили односельчане, как сыновей «врага народа», что они даже убегали на несколько дней в лес, и Наталья Арсентьевна ходила их искать. Что Вам известно об этом?

Информацию Иры о том, что Гошу и Сашу односельчане сильно изводили, как детей «врага народа», и они убегали в лес, я считаю неверной, такого не было. Открытой напасти со стороны односельчан не было. Но мать всегда говорила: «Никогда ни с кем не ругайтесь и тем более не деритесь, и чужое ничего не трогайте. Так как, хоть вы и будете правы, обвинят вас». Это было время, когда учились в школе, и об этом мы всегда помнили и строго выполняли.

3. Тётя Ира рассказала, что дедушка не только жил отдельно, но и был вынужден подписать отречение от Фёдора Андреевича. Что Вам известно об этом?

Дедушка от своего отца, Фёдора Андреевича, отречения не писал, и даже такого разговора не было. Но жил он отдельно от нас на основании решения всей семьи, в том числе и самого дедушки, по предложению матери, Натальи Арсентьевны.

4. Дядя Гоша рассказал, что дедушка родился в первой половине 1917 года, а в конец декабря его записали, чтобы он не попал в список рекрутов от Кулаково. Что Вам известно об этом?

О том, что дедушка записан рождением в декабре 1917 года, а родился в первой половине 1917 года, я ничего не знаю. Но считаю, что записан он так, как родился, так как, когда родился, о рекруте не могло быть и речи.

5. Вы рассказывали об эпизоде с пластинками, когда Вы работали в магазине, и какой-то мужик хотел присвоить себе дорогие пластинки и свалить всё на Вас. Напишите об этом поподробнее.

Когда я работал в магазине, это 1957-58 годы, мне привозили товары, и, бывало, сам получал. Тогда только появились долгоиграющие пластинки, и они действительно были дороги. Я получал груз на оптовом складе, и меня обманул завскладом, он указал в фактуре количество коробок-упаковок правильно, а количество грампластинок больше, чем следовало, а на базе я проверил количество мест (упаковок) по фактуре и обмана не обнаружил. Когда приехал и проверять стал в магазине, я это обнаружил. Через некоторое время, дня через 2-3, я поехал на склад за грузом и взял фактуру, зашёл к нему на склад. Он как раз был там один и наводил порядок. Я ему говорю: «При получении в прошлый раз получилась ошибка с грампластинками, вот посмотри фактуру и выдай мне недополученные». Он сказал: «Я выдал правильно и ничего давать дополнительно не буду». Я говорю: «Я тебе докажу, что неправильно, и ты отдашь». «Как ты мне докажешь, ты получал без свидетелей?»

Тогда я решил говорить с ним по-другому. Закрываю дверь на крючок, подхожу к полке, беру выдергу (я её заметил, когда разговаривал). И иду к нему со словами: «Ты говоришь, был без свидетелей, и я не докажу, я тоже сейчас поработаю без свидетелей, но ты уже обманывать больше не будешь». И в это время я замахнулся на него, и он поднял кверху руки и закричал: «Стой, я пошутил и, конечно, сейчас отдам». Я, конечно, выдергу опустил и сказал: «Быстро неси сюда». Он принёс, я взял и сказал: «Но раз ты пошутил, то и я пошутил. Но если такие шутки повторить задумаешь, то знай, предупреждать не буду».

После этой «шутки» у меня недоразумений подобных не было.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Ср Янв 14, 2009 4:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Выкладываю очередные ответы Семёна Фёдоровича на мои вопросы.

6. Тётя Лида говорила, что Фёдора Андреевича в 1918 году неоднократно забирали в свои ряды то «красные», то «белые», и что он доходил с ними до соседнего села и возвращался домой. Что Вам известно об этом?

7. Напишите, пожалуйста, побольше о Фёдоре Андреевиче, Наталье Арсентьевне, о своих братьях и сестре. Пусть даже это будут разрозненные эпизоды, всё равно Ваши записи очень важны для всех нас.

Мой отец, Фёдор Андреевич, до революции был казак, и во время революции их, казаков, погрузили в вагоны вместе с лошадями, закрыли на замок и вывезли за границу. И, как мама рассказывала, что увезли в Китай, потом они сбежали без оружия. Прятались в камышах и пробирались домой. Иногда появлялись китайцы и пытались убить их, а одежду забрать. Казаки шли по 2-3 человека и успешно от них отбивались.

Знаю от матери, что его агитировали пойти к «красным», но он не шёл. Он был артиллеристом-наводчиком и в этом деле пользовался авторитетом, как мастер своего дела. После возвращения из-за границы, по-моему, он нигде не участвовал. Что-то мать не говорила ничего. Может, молчала потому, что в то время лучше было молчать, чтоб не накликать беды.

Отец по натуре и характеру был спокойный. Я никогда не видел, чтобы он с кем-нибудь скандалил и ругался. С нами, детьми, он любил играть, баловаться. Бывало, зимой в доме начнёт устраивать борьбу со старшими моими братьями, устроят кучу малу и возятся друг с другом. Мама возмутится, бывало, и возьмёт ремень, и ему первому влетит, а он скажет: «Они же дети, и им надо развиваться, чтоб были из них, когда вырастут, настоящие мужчины».

На селе его уважали за его доброту, а если нужно, то он всегда оказывал помощь или в чём-то выручал. В селе редко кого называли по имени и отчеству, а к нему обращались и называли уважительно – Фёдор Андреевич. И, что интересно, так поступали в то трудное время как «белые», так и «красные».

Был в нашем селе врач Забелин, он отцу говорил: «Фёдор Андреевич, ты был казак и был за границей. Тебя увозили насильно, но это положения не меняет. Так факт остаётся фактом, что был за границей. Я тебе советую уехать отсюда и побыстрей, и подальше. Иначе тебя арестуют, и чем это кончится, одному богу известно». Он ответил: «Я никуда не поеду, так как я плохого никому ничего не делал, и меня здесь все знают». Врач – человек, как мать говорила, был умный, но его не послушали, и как он говорил, так и получилось.

И когда его арестовали, и притом в селе уже многих мужчин, секретарь парторганизации Федосеев сказал: «Надо ехать и разобраться, что же это такое творится, даже Фёдора Андреевича уже арестовали». И поехал в милицию разбираться, а там и его посадили и держали 3 дня, предъявляя ему, мол, ты с ним, может, тоже заодно, покрутили-покрутили и выпустили. Он приехал, рассказал маме и сказал: «Творится что-то в стране неладное, надо срочно уехать». Оставил семью и куда-то укатил в неизвестном направлении навсегда.

Отец до ареста работал в лесничестве в качестве лесообъездчика. Он поехал в лесничество с отчётом по работе и там и был арестован, и больше мы его не видели и не слышали. Сидели без права переписки и свиданий. Узнали только после смерти Сталина, когда его дело пересмотрели и реабилитировали посмертно 21 ноября 1958 года, а нам стало известно об этом в 1960-е годы.

Мать моя, Наталья Арсентьевна, прожила нелёгкую жизнь. Родилась она в 1894 году и с детских лет помогала родителям вести домашнее хозяйство. Ухаживала за скотом: поила, кормила, чистила навоз и вывозила на поля. Очень рано участвовал ездоком в бегах на лошадях, и ей, поскольку она была мала весом, добавляли на лошадь мешок с песком. И она часто брала первое место. У её скота было относительно много. Я полагаю, из разговоров с мамой, лошадей – голов 20-25, крупного рогатого скота – голов 15-20, овец – где-то около 100 голов. Они жили в селе Волочаевка и на лето скот угоняли за реку Онон, в другой степной район к бурятам на откорм. Дома оставляли только дойных коров и рабочих лошадей. Там травы степные, вострец и пырей, они очень питательные, и скот пригоняли осенью хороший и упитанный.

В школе мать не училась и была неграмотной. Раньше как считали, девчат учить незачем, письма писать только будут, а это необязательно. Но читать она потом, уже в советское время, научилась. Это было во время ликбеза (ликвидации безграмотности). Считала она прекрасно и быстро. После революции был врач один на несколько сёл, и мать у него была помощницей во всех делах. Они ездили по сёлам – лечили, принимали роды и т.д. Она это всё быстро и хорошо усвоила и, когда не стало врача, целиком и полностью его заменяла. Очень часто возили её по сёлам принимать роды, лечить больных. Больных лечила травами, заговором, читала молитвы. Я считаю, это у неё был дар от Бога, уж очень хорошо у неё получалось.

К ней лечиться приходили и обращались многие односельчане, из других соседних сёл, и она не отказывала. И вот однажды, дело было примерно в 1939 году, точнее не помню, к нам в село, причём недалеко, в соседях, приехал из армии офицер, комиссованный по болезни. Он был тяжело больной и, хотя и мог ходить, но болезнь его, как говорили, «скрючила». Звали его Андреем, ходил он, согнувшись крючком, и лицо было, когда он стоял или шёл, ниже груди. Болели очень кости и всё тело. Его мать повстречалась с Натальей Арсентьевной и рассказала со слезами на глазах, что с ним случилось. А случилось следующее: во время службы у них был марш-бросок по пересечённой местности. И они, как я слышал рассказ, после трудного перехода сходу, потные, форсировали реку, а вода, видимо, была холодная. И после этого, через некоторое время, его положили в госпиталь, лечили довольно долго, а потом, так и не вылечив, комиссовали больного домой. Но дома болезнь без лечения стала прогрессировать, и ему становилось всё хуже.

Наталья Арсентьевна сказала, что надо срочно лечить, не затягивать болезнь. Но Андрей был убеждённый коммунист, и мать долго не могла уговорить сына идти на лечение. В конце концов, он понял, что дело гиблое, и его мать однажды вечером, «под потёмочки», чтоб никто не видел, привела его. Он сказал: «Делай, что хочешь, но, пожалуйста, помоги и спаси меня». Моя мама сказала: «Раз ты мне доверяешь лечить и веришь в моё лечение, я, конечно, сделаю всё возможное, и ты будешь здоровый, но лечение будет довольно долгое, сразу это невозможно. И ты будешь ко мне приходить на лечение, когда скажу, и делать будешь дома так, как я накажу тебе».

Лечила его в бане и так: массажи делала, траву запаривала и поила, молитвы над ним читала, наговоры на воду делала, поила и обмывала его и т.д. В общем, на удивление всего села, он постепенно отошёл, боли прекратились, и он выправился. Стал абсолютно здоровым. Но лечился он примерно год, может, даже и побольше.

И я его понимаю, даже сейчас, почему он не шёл сразу, пока не прижала болезнь окончательно. В те времена такое лечение считалось просто бредом, и народу постоянно внушалось не верить такому лечению, а тех, кто лечил, зачастую преследовали законом и наказывали. Поэтому лечила она таких больных не открыто, а тайно.

Лечила она и многих женщин, которые не рожали, и тоже, как правило, вполне успешно. И роды у них она же и принимала. А так же болячки, как воспалительные, включая и рожистые, разного рода нарывы, вообще для неё были мелочи жизни.

Это, конечно, людьми хорошо оценивалось, её уважали и давали в благодарность кто что мог. Время было трудное, и для семьи это было хорошее подспорье.

Для нас, её детей, она была, прежде всего, мать, в которой очень сочеталась материнская забота с требовательностью, чтоб из нас вышли хорошие люди, уважаемые людьми. И она умело и вовремя сочетала в своём воспитании строгость и нежность ко всем нам, когда мы росли.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Чт Янв 15, 2009 11:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сходил в ФСБ, читал дела предков, сделал много выписок, получил копии анкет арестованных и протоколов допросов. Оформлю и выложу в течение нескольких дней, а пока скажу о маленьком открытии:

По большому коллективному делу 1931 года проходили не только Андрей Филиппович и Фёдор Андреевич Каширины, но и Никандр Андреевич Каширин и мой прапрадедушка по линии Канпинских (именно так, как выяснилось, правильно пишется его фамилия), Арсений Кузьмич Канпинский, его младший брат Сергей Кузьмич и дети брата - Дмитрий и Григорий. Все они отсидели в Нерчинской тюрьме 7 месяцев, после чего были отпущены, а дело было закрыто за отсутствием состава преступления.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Седой
Хорунжий, он же Хранитель Предыстории
Хорунжий, он же Хранитель Предыстории


Зарегистрирован: Feb 07, 2006
Сообщения: 2876
Откуда: Штулим

СообщениеДобавлено: Чт Янв 15, 2009 9:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

papakash

Очень интересно. Вы не останавливайтесь - если нет ответов, это не значит, что вас не читают

_________________
Улятуй, Бурулятуй - Гурулёвы, Пакуловы, Сараевы, Забелины...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Shestakov
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Oct 10, 2006
Сообщения: 3020
Откуда: Красноярск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 16, 2009 7:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

papakash,

Конечно читаем. А какие у Вас были ощущения, когда Вы открыли дело и увидели на каждой странице подпись деда?

Я это проходил в 2001 году.

_________________
Михаил Шестаков
Фамилии - Шестаковы, Пешковы, Мунгаловы, Васильевы из Старого и Нового Цурухайтуя. И также Гантимуровы,Федосеевы и Кайдаловы
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nico
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: Aug 08, 2008
Сообщения: 16
Откуда: Новосибирск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 16, 2009 9:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

papakash,
Очень интересно. Иногда комок к горлу подкатывает, что делали с народом.
Вопрос: куда нужно обращаться в ФСБ, чтобы просмотреть дело репрессированного.

_________________
Николай Буторин. Ищу Буториных с Хада-Булака.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Shestakov
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Oct 10, 2006
Сообщения: 3020
Откуда: Красноярск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 16, 2009 10:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Nico,

У меня дело деда хранится в УФСБ по Томской области. Я живу в Красноярске. Обратился в Управление ФСБ по Красноярскому краю.
Там подсказали как написать заявление. Дело из Томска пришло сравнительно быстро. Потом они меня известили письмом.
Вот такая технология.
После ознакомления с делом расстрелянного деда пришел домой и выпил коньяку, чтобы снять с себя стресс.

_________________
Михаил Шестаков
Фамилии - Шестаковы, Пешковы, Мунгаловы, Васильевы из Старого и Нового Цурухайтуя. И также Гантимуровы,Федосеевы и Кайдаловы
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 16, 2009 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Седой, Shestakov, Nico,
спасибо, сегодня-завтра выложу следующую часть.

Когда я увидел подпись прадеда в расстрельном деле, первая мысль была: "А я так же расписываюсь!" У нас очень похожие росписи - первая буква имени и фамилия. Только имена разные.
Когда увидел подписи прапрадедов, испытывал только лёгкое волнение, поскольку все эмоции перегорели в предыдущие недели, пока ждал приглашение в ФСБ.

Для ознакомления с делами прадедов-прапрадедов я написал письмо в Управление ФСБ по Забайкальскому краю с соответствующей просьбой, ответ пришёл в течение двух месяцев. Потом позвонил в местное отделение, оставил свои телефоны. Потом ещё раз позвонил, поскольку дела пришли, а они и не чесались. Потом звонил перед каждым приходом, т.к. у них часто бывает форс-мажор, а ознакомление происходит раз в неделю, по четвергам, с 10.00 до 13.00. Теперь они уже узнают меня по голосу.

А после всех прочтений, когда схлынут азарт и нетерпение, всегда остаётся горечь.
Я хочу написать по материалам, выкладываемым здесь и в ЖЖ, книгу об истории моей семьи. И я её напишу.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пт Янв 16, 2009 4:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Продолжение воспоминаний Семёна Фёдоровича Каширина.

8. Напишите, пожалуйста, побольше о довоенной и военной жизни в Кулаково.

Когда арестовали отца в 1937 г., мать пошла в школу работать техничкой, убирала в школе, мыла, и мы, в основном старшие – Гоша и Саша, вечером носили в школу дрова и топили печи. Школа была семилетняя неполно-средняя, большая, учились со всех соседних деревень, а это 7 сёл, и печей было 11 штук. Так что работы хватало на всю семью. По-моему, было 2 ставки, а помывкой и уборкой занимались мать и сестра. Братья только передвигали парты и всё другое.

В школе имелся хороший большой зал со сценой для выступления артистов, как правило, из числа школьников, и очень редко – приезжих. Здесь же и проходили все торжественные вечера, посвящённые Новому году, 1 мая, 7 ноября и др. Зал вмещал всех желающих села, места всем хватало. Танцы проводили тоже в этом зале. Сиденья были скамейки, их раздвигали к стенкам. Кино показывали тоже в этом зале. Зимой физкультуру с учениками проводили тоже здесь. В общем, он служил на все случаи жизни.

Жизнь до ВОВ шла, как говорится, нормально. В двадцатые и начало тридцатых годов много сил было направлено на борьбу по ликвидации неграмотности. Молодёжь обязывали учиться в школе, а взрослых учили вечерами читать и писать.

В 1930-1931 году в селе организовали коммуну, в которую вошла, в основном, беднота. Более зажиточных ещё до этого раскулачили, выслали в ссылку или посадили в тюрьму. (Это не совсем так, хронологию событий приведу позже – А.К.) Имущество всё конфисковали. Моего дедушку Андрея Филипповича вместе с бабушкой сослали в Канск.

В коммуне работали все сообща, продукцию в первую очередь сдавали в определённом объёме государству, а что оставалось, делили тем, кто работал, по едокам. Это получалось так, например, в семье двое работали, и больше никого нет, значит, им дают на двоих, а в другой семье один работает, а семья – 6 человек, значит, им дают на шесть человек. Это, конечно, приводило к скандалу. И примерно в 1934-35 году коммуны, а сперва даже называли ТОЗы (товарищество по совместной обработке земли) переименовали в колхоз. Так было повсеместно, по всей стране и у нас, в Кулаково.

Жизнь до ВОВ в селе, я бы сказал, была нелёгкая. Колхозы свою продукцию сдавали государству и при том, по чисто символическим ценам, как налог или план сдачи в обязательном порядке. Так же поступали с жителями села. Доводился налог семье на скот. Держать разрешалось 1 корову, 1 свинью, кур. На корову был налог в виде 60-70 литров молока, на кур тоже – сдача яиц. Со свиньи обязан был сдать шкуру. Молодняк крупного рогатого скота должен был законтрактовать и впоследствии сдать. Если не сможешь сдать молоко, то купи масло и сдай масло. За землю, что садили картофель и овощи, тоже платили денежный налог. В результате люди в селе жили очень бедно. Деньги колхоз почти не давал, а получали натурную плату в виде зерна, мяса, сена, молока, мёда и т.д., в зависимости от того, какая продукция колхозом производилась и оставалась после сдачи в обязательном порядке государству. В течение года трудились, и труд учитывался в трудоднях. На сдельной работе трудодни начислялись за выполненную норму – 1 трудодень, на повременной работе, например, сторож – 1 трудодень за смену. У бригадира – 1,5 трудодня и так далее. За год подсчитывались трудодни каждому, сколько за год всего трудодней по колхозу, в зависимости от общего годового дохода определяли, почём получился 1 трудодень, и начисляли оплату за год каждому. Вычитали, кто в течение года брал в виде аванса продукцию, и в конце определялись, кто недополучил, а кто получил больше, чем заработал. По итогам года собиралось общее собрание и рассчитывалось с теми, кто не всё получил, зерном и очень мало – деньгами. Такой порядок сохранялся в довоенные годы, и после войны, и даже после войны укрупняли колхозы, сливая в один по 2-3 колхоза. Кардинально всё изменилось только с приходом к власти Хрущёва Н.С. В 1960 году колхозы перевели на денежную оплату труда, отменив трудодни. Некоторые колхозы стали реорганизовывать в совхозы. Жизнь крестьян резко изменилась в лучшую сторону.

А в начале советской власти в 20-е годы, да и в 30-е, по всей стране проводилась паспортизация населения, а колхозники жили без паспортов и не имели права уехать из села, обязаны были работать и жить в селе. И это длилось очень долго, колхозника никто не имел права принять на работу, кто пытался, его всегда возвращали обратно. Мы в 1945 году уехали из села, потому что мать и отец не вступали в колхоз и имели паспорта. А колхозники стали получать паспорта только не раньше 1960-70-х годов. Вот такая была «свобода» крестьян в советское время.

Тем не менее, в селе люди жили и воспевали советский строй, как взрослые, так и дети, за своё «счастливое» детство. Я вот сейчас, оглядываясь на прошлые годы, думаю, как же были одурачены жители села, живя в кабальных условиях и не зная другой жизни. Были счастливы, что они работают «на себя», а не в работниках на кого-то другого. Государство, конечно, никто не считал эксплуататором.

Несмотря на всякого рода трудности, в селе и в жизни, люди в колхозе работали добросовестно и выращивали хорошие урожаи зерновых, картофеля, овощей, получали по итогам года хорошую натуроплату в виде зерна. На паре лошадей в коробах развозили зерно по дворам, некоторым – по нескольку тонн. Зерно размалывали на мельницах на муку, и все пекли круглый год свой хлеб. Жили и покупали всё, в основном, за счёт продажи зерна. И, конечно, брали только то, что необходимо. Ни о какой роскоши не могло быть и речи. Главное, были сыты и по минимуму одеты и обуты. Дети в обязательном порядке ходили и учились в школе. Население было между собой дружно. Праздники, как правило, отмечали и праздновали всем селом. Начинали с одного края каждая компания, а их было 2-3 в селе, и ходили по участкам из дома в дом. Зайдут, где сядут, а где и на ногах выпьют по рюмке-две, попоют, попляшут и идут в следующий дом. Сильно пьяных не было.

Начало ВОВ мы в селе узнали на второй или третий день на митинге, собранном по этому поводу, и это было началом общего горя селян, так же и горя всей страны. Началась массовая мобилизация в армию, сначала мобилизация от 20 лет до 30, а потом, постепенно, более старшие и более молодые. К концу войны мужчин призывали от семнадцатилетних до 55 лет, и призывали женщин молодых, а многие уходили добровольцами, не дожидаясь повесток из военкомата. Провожали каждую партию призывников с почестями и наказом громить беспощадно фашистов-агрессоров. Конечно, понимали, что едут не на прогулку, а на защиту нашей родины с огромным энтузиазмом и высоким патриотизмом в душе. Хотя и знали, что война есть война, и не все вернутся домой. Поэтому на проводах было много и слёз провожающих матерей, жён и детей.

Через полгода в село стали приходить похоронки, как их называли в селе, то есть извещения о погибшем воине на фронте. И поскольку из каждой семьи уходили в армию от одного до трёх-четырёх человек, то и горе горькое в виде извещений посещало многих не однажды, а несколько раз. Жизнь в селе стала, как и во всей стране, очень тяжёлая. Ушедших на защиту родины мужчин на работе в колхозе и дома заменили старики, женщины и мы, дети-подростки. С 12 лет работали на всех работах наравне со взрослыми, летом – по 10-12 часов, с огромным энтузиазмом под лозунгом «всё для фронта, всё для победы». При этом каждый стремился сделать лучше и больше, чтоб побыстрее закончить проклятую войну.

Для тех, кто на фронте, собирали тёплые вещи и организованно посылали посылки. Бывало, с фронта от солдат приходили благодарственные письма, их потом читали, передавая из рук в руки. Посылая посылки, вкладывали в них письма, от кого это.

Хотя техники в то время было немного, но она была в виде тракторов, комбайнов, жаток, косилок, молотилок и т.д. Для работы на технике стали обучать женщин и подростков-мальчиков с 15 лет. И надо сказать, это был гениальный ход правительства из трудного положения. Трактора нормально работали на полевых работах, а на них пахали, боронили, они на буксире таскали комбайны, а комбайны убирали хлеб, косили его в валки, а когда хлеб дозревал и подсыхал, подбирали эти валки и молотили. Техники было мало, и поэтому очень много было работы, сделанной на лошадях, быках и вручную.

Поскольку я являлся в числе «детей войны», поэтому я эту жизнь знаю не понаслышке, а как участник того трудного времени, и нам потом был дан статус «Труженик тыла в ВОВ». Поэтому я хорошо запомнил на всю жизнь это трудное время.

В 1945 г. лучших передовиков сельскохозяйственного производства наградили медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Этой медалью был награждён и я, чем очень горжусь, что наш нелёгкий труд в голоде и холоде оценен государством. А мы действительно работали в летнее время по 10-12 часов полуголодные, а порой и вообще голодные, и делали тяжёлую физическую работу. Пахали на быках, лошадях, жали хлеб на лобогрейках, косили сено вручную, молотили хлеб из кладей на молотилках, а затем обрабатывали на ручных ветродуйках, копали и садили картофель вручную, и всю эту продукцию, хлеб и картофель, неоднократно переносили на своём горбу мешками, пока это дойдёт с поля до склада. Сено тоже собиралось и перевозилось ручным трудом на быках и лошадях.

Мне, например, школу пришлось оставить после 4-го класса и идти работать в возрасте 12 лет. В этом возрасте я уже мог прекрасно косить косой вручную, а в 13 лет уже пахал на тройке лошадей. На первой головной лошади сидел и управлял ею пристёжник, а я погонял идущих следом пару и следил за плугом, который пахал землю. Плуг, он довольно тяжёлый, килограмм 40 примерно, и его на каждом повороте в конце поля надо заносить руками и направлять на борозду, ранее сделанную предыдущим рейсом. Работа довольно тяжёлая, и надо уметь настраивать правильно плуг.

Первый день меня отправили в качестве пристёжника с одной женщиной. Она в этом деле плохо разбиралась, да и плуг ей был тяжёл, и мы с ней день промучились. На следующее утро я бригадиру сказал, что у нас дело идёт плохо и попросил доверить пахать мне, а пристёжником мне дать другого. Бригадир дал мне такого же подростка, как я, и у нас дело пошло хорошо. И я в 13 лет стал пахарем, самым молодым в колхозе. Осенью жал хлеб на паре лошадей на лобогрейке. На ней работают вдвоём, один правит лошадьми, а я укладывал сжатый хлеб на площадку, а набрав на 1 сноп, сбрасывал, сзади за нами шли женщины, вязали снопы и ставили их в суслоны. Затем эти снопы свозились на этом же поле в скирды. Впоследствии к скирдам подвозили молотилки и молотили хлеб.

Законы во время войны были очень строгие, могли судить, если опоздал более 15 минут, это бывало на заводах и фабриках, судили, как за прогул. У нас этого не было, но могли судить и получать срок за кражу, если кто позволит для голодных детей взять хотя бы 2-3 килограмма зерна, чтоб распарить его и покормить детей. В других колхозах эти случаи были. Но у нас было такое, что после уборки полей, кто соберёт даже сколько-то колосков, чтобы обмять и покормить или самим поесть. Поймают если, то отберут, потому что не разрешали тоже. Люди, конечно, понимали и сочувствовали таким, и в то же время осуждали их. Обо всех подобных делах, если кто-то сделал что-то недозволенное, всегда доводилось до всех людей. И люди понимали, что если, например, разрешить собирать колоски, то их на полях могут специально оставлять.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)


Последний раз редактировалось: papakash (Сб Янв 17, 2009 4:06 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Сб Янв 17, 2009 4:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Начинаю выкладывать выписки из дела № 566 от 1933 года, по которому Андрей и Пётр Филипповичи Каширины получили по 5 лет концлагерей.
Я успел сделать выписку из обвинительного заключения Петра Филипповича, на следующей неделе планирую списать всё, что относится к Андрею Филипповичу.


Выписка из обвинительного заключения

по делу № 566-33 на граждан: Пузырёва Андрея Павловича, Баранова Петра Спиридоновича и других в количестве 19 человек, по обвинению их в преступлении, предусмотренном ст. 58/7, 58/8, 58/10, 58/11 УК РСФСР

...

10. Каширин Пётр Филиппович, кулак, б/семёновец, белоэмигрант, виновным себя признал и показал:

«Действительно так, я редактировал и подписывал смертный приговор красным партизанам. В 1930 г. я, Каширин П.Ф., в г. Нерчинск окончил курсы по силосованию корма для скота, мною было заложено силоса 65 тонн, который весной 1932 года оказался непригодным для корма, виновным себя в сгноении 65 тонн корма для скота признаю, потому что это дело моих рук. Весной произошёл падёж скота в количестве 100 голов, основная причина падежа – это отсутствие всяких кормов, поэтому в падеже скота я виновен, потому что мною было создано такое положение, что кормов в колхозе не стало».
(Показания обвиняемого Каширина П.Ф. л.д. 125, 126)

«...Каширин П.Ф. при закладке силоса для скота отнёсся вредительски, ложил силос так, что потом скот остался без корма, ввиду полного истощения пало 30 лошадей».
(Показания свидетеля Кривоносова И.С. л.д. 298 н/об.)

«...В 1932 г. одних рабочих лошадей пало около 30 гол., помимо этого был падёж свиней, коров, телят, овец, если грубо подсчитать, то всего пало около 10 шт. Основной виновник в уничтожении скота, это Каширин П.Ф.»
(Показания свидетеля Кривоносова Я.С. л.д. 307 н/об.)

«...В 1932 г. вышеуказанный силос оказался негодным, колхозный скот оказался без корма, весной нужно было работать на лошадях в поле, но работа шла очень медленно, потому что лошади истощали и начали падать, всего пало 113 гол. скота».
(Показания свидетеля Субботина Ф.М. л.д. 311)

«...Каширин П.Ф. в 1918 и 1919 гг. принимал участие по аресту большевиков, в том числе меня и ещё 17 товарищей нашего села, участвовал в семёновской дружине, ушёл с Семёновым за границу и вернулся в 1925 г. В 1931 г., будучи полеводом колхоза, сгноил силос в количестве 65 тонн, издевался над бедняками-колхозниками, говоря: «Я научу вас, как в колхозе работать». Благодаря сгноению силоса, было уничтожено до сотни поголовья скота. Мне доказывал о невозможности исправления 3-х мельниц, говоря, что нужно много затратить материалов, а толку от этого ничего не будет, в результате мельницы были уничтожены. Являясь полеводом, правлением было дано задание организовать 4 плуга драть целину и 10 плугов поставить на пар, последний без ведома правления снял 4 плуга и категорически возражал против пуска их».
(Показания свидетеля Кривоносова М.А. л.д. 320 н/об.)

Являясь членом комиссии по определению пригодности мельниц, настаивал об уничтожении последних на дрова. Его вредительская деятельность в колхозе подтверждается ещё целым рядом свидетельских показаний (л.д. 308, 310 н/об., 287, 288, 318 н/об., 322).

Кроме того, что являясь одним из руководящих работников колхоза (полевод), занимался вредительством, систематически вёл а/с агитацию, что также подтверждается следующими характерными показаниями свидетелей:

«...В 1931 г. в ноябре месяце Каширин П.Ф. сказал: «Колхозник никогда не выполнит хлебозаготовок, он для советской власти является дойной коровой, коммунисты его доят, а он как был бедняк, так и будет. В 1932 г. в декабре месяце в штабе бригады сказал: «Скоро война будет между Японией и Соввсластью, наших коммунистов всех попереубивают, тогда в колхозе будет жить хорошо».

«...В 1933 г. в апреле месяце говорил: «мне бы посеять для себя, хорошо было бы, а если коммунистам больше надо, то пусть сеют, а я не буду, и мне ничего не сделают, сколько не живи в колхозе, всё равно заберут твоё хозяйство и признают тебя за кулака».
(Показания свидетеля Кривоносова Е.С. л.д. 304, 305)

«...Во время работы в бригаде в присутствии целого ряда колхозников Каширин П.Ф. сказал: «Райорганизации нам всегда преподносят большой план, мы с ним наверняка не справимся, а потом нас, колхозников, будут жать».

В 1932 г. в период уборочной компании во время работы говорил: «План хлебозаготовок выполнили, а сами останемся без хлеба, когда мы уже избавимся от этой власти».
(Показания свидетеля Субботина Ф.М. л.д. 311 н/об.)

«В июле месяце на сенокосе в присутствии ряда колхозников сказал: «Ну, вы, голодранцы, давайте работайте, я вам покажу, как в колхозе работать, было плохо самостоятельно работать, так теперь здесь давай работай».
(Показания свидетеля Кривоносова Д.Е. л.д. 323)

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Вс Янв 18, 2009 2:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Начинаю выкладывать выписки из дела № 444 от 1931 года, по которому несколько моих предков отсидели в Нерчинской тюрьме 7 месяцев.


Выписки со 173 и 174 страниц дела 1931 года

...

114. Канпинский Григорий Сергеевич, 1911 г.р...

115. Канпинский Дмитрий Сергеевич, 1907 г.р...

...

118. Канпинский Арсений Кузьмич, рожд. 1865 г., русский, уроженец и житель села Волочаевка Нерчинского района ВСК, из казаков, кулак-раскулачен, лишён избирательных прав, женат, б/п, м/грамотный, в старой армии служил рядовым, пособник банды 1930 года, в 1930 г. судился по 61 ст. УК.

...

123. Каширин Никандр Андреевич, рожд. 1898 г., русский, уроженец и житель села Кулаково Нерчинского района ВСК, из казаков, б/кулак, женат, б/п, грамотный, в армиях не служил, ранее не судился.

...

130. Каширин Фёдор Андреевич, рожд. 1896 г., русский, уроженец и житель села Кулаково Нерчинского района ВСК, из казаков, б/кулак, твёрдый сдатчик, женат, б/п, грамотный, служил в белой армии рядовым. Заграничник. Судился за невыполнение плана лесозаготовок.

...

132. Каширин Фёдор Андреевич, 1870 г.р., русский, уроженец и житель села Кулаково Нерчинского района ВСК, из казаков, б/кулак, твёрдый сдатчик, вдовец, б/п, м/грамотный, б/станичный атаман. В старой армии служил рядовым. Заграничник. Судился за невыполнение плана лесозаготовок.

...

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
papakash
Забайкальский казак
Забайкальский казак


Зарегистрирован: Sep 13, 2008
Сообщения: 565
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Вс Янв 18, 2009 6:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Выкладываю последнюю часть письма Семёна Фёдоровича Каширина.

Я вперёд о братьях и сестре кое-что писал, и хотелось бы добавить кое-что из их жизни. Старшие, сестра Агриппина, рож. 1916 года, и Степан, рож. 1918 года, росли вместе, так как разница была в возрасте 2 года. Учились, как рассказывала мама, не только в одно время, но, видимо, и в одном классе. Раньше свет вечерами был только ламповый, за счёт горения керосина, а, как известно, керосин был покупной, да не всегда бывал в продаже и стоил денег, а с деньгами были постоянно проблемы, так как доход был очень мал. Поэтому ценные уроки, такие, как стишки, басни, а их в наше время в программе было много, учили рано утром перед топившейся русской печкой. Это в целях экономии керосина. Мама часто рассказывала, как это происходило. Агриппина вставала рано и учила стихи и басни вслух, а Степан ещё лежал и слушал, как она учит. Потом и он вставал, и сестра давала ему книгу и просила: «Проверь меня, как я выучила». Она рассказывала стих или басню, он по книге проверял. Очень часто бывало, рассказ сбивался, он поправлял. Потом он просил: «Теперь меня проверь». Зачастую он с первого раза рассказывал это всё правильно. Сестра в слёзы и к маме: «Он не учил и выучил, а я учила – и нет».

У Степана учёба в школе давалась очень хорошо, он быстро запоминал и был в числе успевающих. Сестра тоже была успевающей в школе, но ей учёба давалась с большим трудом. Они в школе учились хорошо, дисциплину никогда не нарушали, были у них и друзья. Их вместе с друзьями часто ставили на родительских собраниях в пример, как успевающих дисциплинированных учащихся.

Я в своей жизни всегда поражался способностям своего брата Степана. Он очень быстро осваивал новую работу, хотя имел образование 4 класса. Будучи ещё совсем молодым, в возрасте 15 лет, работал плотником, они делали пристройку к школе, в которой учился. Пристроили под одну крышу со школой прекрасный зал со сценой, который служил на все случаи жизни, и 2 класса для занятий учащихся с большим широким коридором. За счёт пристройки школа стала способна перейти из разряда начальной школы в разряд неполно-средней семилетней школы, но и принимать учащихся из семи соседних сёл. После окончания стройки он перешёл на другую работу и стал заведовать у нас небольшой аптекой, и тут стало получаться у него хорошо. Здесь он был уже в возрасте 18-19 лет, сам торговал медикаментами, жил за стенкой и охранял это здание.

У него была любимая девушка, Анна Алексеевна, учительница нашей школы начальных классов. Я у неё учился, это была хорошая девушка, и, как понимал, была очень влюблена в него. Это я сужу по тому, что подписывая новую тетрадь мне в 1-ом классе, она, бывало, неоднократно писала «Тетрадь Каширина Степана». Это говорит о том, что, подписывая мою тетрадь, она думала о нём.

Со временем он переехал в г. Нерчинск и работал на мясокомбинате, но в качестве кого, не помню. Работая на мясокомбинате, он женился на Анне, у них родилась дочь Галя, и его от мясокомбината отправили работать в с. Оленск заведующим по приёму скота. Я у них некоторое время жил и учился во 2-ом классе. И на этой работе у него получалось хорошо. После закрытия пункта приёма скота, примерно в 1940 году, он переехал с семьёй в с. Бишигино и работал кассиром в МТС (машинно-тракторная станция). Это в те годы все трактора в районе были не в колхозе, а в МТС. Их там комплектовали, ремонтировали, и они работали в колхозах.

У него на этой работе кассиром тоже шло хорошо. Жена его, Тартоева Анна, работала завмагом. Я у них многократно бывал, это 9 километров от Кулаково. Из хозяйства у них появился поросёнок, в общем, стали обживаться. Но в это время отец, Фёдор Андреевич, уже был арестован, и мы, его дети, считались детьми «врага народа», со всеми вытекающими последствиями. В кассу Степану поступили деньги на выдачу заработной платы в сумме 3 тысяч рублей, и ночью кассу обворовали. Деньги были в то время дороги. Кто получал 100 рублей, считался высокооплачиваемым работником, как правило, таких было очень мало. Вполне понятно, что он в своей кассе воровать никак не мог, это было даже не в его интересах, не говоря об этике и т.д.

На суде было сказано, что он сын «врага народа», значит, он и виновен, больше никто. Ему дали 3 года. Было, конечно, горе ему, его семье и нам, всем родственникам. Это было накануне ВОВ, и потом мать говорила: «Может, хоть он спасётся от этой проклятой войны». Его возраста в живых осталось очень, очень мало и то, как правило, калеки после ранений, контузий и т.д.

В тюрьме работал начальником УРЧ, а после женился на Галине Ивановне Томахиной, потому что с прежней женой он разошёлся, причина развода мне неизвестна. С новой женой они сначала жили у нас, и нам Галина Ивановна нравилась. Она была красивая, умная привлекательная и обаятельная женщина. Потом они переехали в г. Нерчинск, а после окончания войны уехали к родителям Галины Ивановны. Там они в г. Копейск, где жили родители, не остановились, а переехали в село, и Степан работал главным бухгалтером совхоза Яркульский (если память не изменяет). И опять я был просто удивлён в очередной раз его способностями. Имея 4 класса образования, он на любой работе, требующей более высокого и специального образования, осваивался очень быстро и выполнял её замечательно. Такими способностями обладают очень редкие люди. Так что детям и внукам есть, с кого брать пример и гордиться тем, что у них был такой очень способный отец и дедушка. Если б ему дать в своё время хорошее образование, он бы блистал своими способностями, как бриллиант после хорошей обработки. Но, к сожалению, жизнь была в то время такая, что было не до учёбы.

Сестра Агриппина, как я уже выше писал, такими способностями не обладала и в жизни всего добивалась своим упорным трудом. Поэтому она и работала на рядовых должностях: налоговым агентом, собирала налоги с населения по 3-м сёлам, освоила кройку и шитьё и работала на дому, шила новую одежду населению и перешивала старую, перекраивая её на новый фасон и, порой, перелицовывая. А когда переехали в г. Нерчинск, она работала кассиром в меспроме. Но где бы он не работала, к порученной работе всегда относилась добросовестно, и её за это на работе всегда уважали.

В 1935 году, в возрасте 19 лет, она вышла замуж за Добашина Григория, а в 1936 году у них родилась дочь Лида. Он – житель Москвы, и в Забайкалье работал по направлению, как инженер в геологической партии. Когда его работа здесь кончилась, ему нужно было выехать снова в Москву, и он хотел, чтоб сестра поехала с дочерью с ним, но у нас было большое горе, отца посадили, как «врага народа», и она не поехала. Они долго переписывались, он всё звал, чтоб она приехала к нему. Но она не ехала, и брак на том и распался, началась война, и переписка вообще прекратилась.

После она вышла замуж, и у неё ещё родилась дочь Ира и сын Витя. Дети со временем выросли, с мужем разошлись, жизнь у них что-то не сложилась. Она вышла замуж третий раз, и с ним они дожили до глубокой старости, потом он умер, а она свой век доживала с детьми на востоке и умерла на 90-м году жизни. У детей Лиды, Иры и Виктора уже и свои дети выросли, поженились, и есть уже взрослые внуки. Все живут нормально и ведут здоровый образ жизни.

_________________
Каширины, Кривоносовы (Кулаково), Кампинские, Кибиревы (Урульгинский пос.), Золотухины, Проскуряковы (Верхний Теленгуй), Стафеевы (Кироча), Несмашные (Ундино-Поселье), Аранины (Самсоново), Аршинские (Мирсаново) (Заб. обл.), Томахины, Котрины (Копейск)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Предыстория -> Генеалогия и ДНК-генеалогия Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20,
21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30  След.
Страница 9 из 30

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете добавлять приложения в этом форуме
Вы можете скачивать файлы в этом форуме
Главная | Статьи | Форум | Темы | Галерея | Вопросы и ответы | Библиотека | Рекомендовать | Обратная связь

Предыстория - общенациональный историко-культурологический сервер
 © 2005—2009 Predistoria.org
Предыстория.орг
© Денис Григорьев
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.

Рейтинг@Mail.ru
Генерация страницы: 0.122 сек. и 17 запросов к базе данных за 0.019 сек.