Предыстория
Навигация
Главная
Основной Форум
Архив старого Форума
Галерея
Новости сайта
Объявления
Все статьи
Библиотека
Книги
Карты: топографические, географические, исторические

Генетическая генеалогия Сибири и Забайкалья

Опросы
Вопросы и ответы
Поиск
Файлы

Правила
Рекомендовать
Обратная связь

Личный кабинет

Каталог сайтов
Статистика сайта
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Search Engine Optimization
Статистика форумов
Оставлено сообщений
за сутки:0
за неделю:0
за месяц:0
за год:3
всего:40615
Наша кнопка


код кнопки:


Поисковая система сайта Предыстория
Мои путешествия по Сибири
Даурия. Сибирь-Забайкалье-Дальний Восток

В.А. Обручев

"Мои путешествия по Сибири"
Часть II
Прислал Wings (Иван Белокрылов)



В.А. Обручев
«Мои путешествия по Сибири»
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
1895 - 1898 гг.
Изучение Западного Забайкалья,
или Селенгинской Даурии
ХШ. Вдоль трассы будущей железной дороги
В ноябре 1894 г. я вернулся в Петербург из экспедиции в Китай и Центральную Азию и до весны 1895 г. занимался составлением общего краткого отчета о своем путешествии для Русского Географического общества, как его организатора, и сделал доклад о нем на общем собрании общества [11]. Другой доклад о процессах выветривания и развеивания в Центральной Азии я сделал на заседании Минералогического общества, в котором подробнее остановился на происхождении сыпучих песков и отложений лёсса и внес существенный корректив в известную гипотезу Рихтгофена о генезисе лёсса [12]. Оба доклада, судя по отзывам о них, произвели большое впечатление и создали мне известность как исследователя природы Азии.
За время моего центральноазиатского путешествия дело с постройкой железной дороги через всю Сибирь стало уже осуществляться, как и связанные с ним геологические исследования южной полосы Сибири вдоль трассы этого огромного пути. Горное ведомство организовало особые горные партии для изучения геологии вообще, месторождений угля и строительных материалов, условий сооружения мостов через крупные реки Иртыш, Обь, Енисей, Ангару, Вилку, Амур, скальных выемок и тоннелей, водоснабжения и пр. Такие партии начали уже работать в 1892 г. в Уссурийском крае и в Западной Сибири, в 1893 - 1894 гг. - в Средней Сибири.
В 1895 г. нужно было начать изучение Забайкалья и Приамурья. Я был назначен начальником горной партии, в состав которой вошли молодой горный инженер А. П. Герасимов и пожилой геолог А. Э. Гедройц. Работу предполагалось выполнить в три-четыре года. Я взял на себя изучение западной половины области — от восточного берега озера Байкал до г. Читы, уже немного знакомой мне по маршруту 1892 г. в Кяхту и на Ямаровку. Восточная половина, вообще лучше известная, чем западная, по работам горных инженеров в Нерчинском округе с его месторождениями золота и серебросвинцовых руд, принадлежавшими царскому кабинету, была разделена между двумя моими сотрудниками: А. П. Герасимов должен был обследовать ее западную часть от г. Читы до г. Нерчинска, а А. Э. Гедройц — восточную, с входившим в нее Нерчинским округом.
В начале мая 1895 г. я с семьей и мои сотрудники выехали в Иркутск тем же путем, который описан в гл. 1 Но в связи с весенним многоводьем Волги, Камы, Иртыша и Оби, сухой погодой и длинными днями, облегчавши ми условия передвижения, этот путь занял значительно меньше времени, чем осенью 1888 г., и в конце мая мь были уже в Иркутске. Очень скоро удалось найти квартиру: арендовать дом англичанина Ли на набережной Ангары, чтобы занять его нижний этаж для рабочих комнат Забайкальской партии, а верхний — для своей семьи, которая на лето, до освобождения дома поместилась во флигеле, рядом с небольшим садом, что давало детям возможность проводить все время на воздухе, не выезд из города. В начале июня я уже отправился на работы переплыл опять Байкал на пароходе и от ст. Мысовая проехал в г. Верхнеудинск. На этом протяжении трасс железной дороги пролегала по восточному берегу озер до дельты Селенги и затем по долине этой реки, и больших скальных работ не предвиделось. Поэтому изучение этого участка можно было отложить, ограничившись на первый раз беглым осмотром, тем более что геологическое строение было известно по наблюдениям Черского и его карте береговой полосы Байкала.
В г. Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) я купил лошадей и поехал по колесной дороге через хребет Цаган-дабан на юг до долины р. Тугнуй, чтобы сделать первое пересечение этого хребта, через который проходит восточнее по более низкому перевалу трасса железной дороги. В долине Тугнуя и соседней долине ее притока речки Сухары я нашел много выходов коренных пород и провел исследование на восток до Петровского железоделательного завода царского кабинета, расположенного в долине р. Балеги на южном склоне того же хребта Цаган-дабан и на трассе железной дороги. На этом заводе я познакомился с его управляющим горным инженером Лебединским и, по его просьбе, съездил на Балегинский железный рудник, где провел несколько дней для его осмотра. Нужно было выяснить, имеет ли этот рудник достаточные запасы руды, чтобы быстро увеличить производительность завода, который работал только для удовлетворения небольших потребностей в железе и стали приисков и рудников Нерчинского округа.
Рудник был расположен в 20 километрах от завода в горах Цаган-дабана среди тайги, занимая вершину небольшой горы, поверхность которой была изрыта шурфами и небольшими разрезами для добычи руды. Две неглубокие разведочные шахты на дне разрезов были затоплены и недоступны. Осмотр разрезов и склонов горы, а также имевшиеся сведения о разведках вглубь показали, что месторождение это небольшое и обеспечить рудой крупный завод не может. Выяснилась необходимость посетить и изучить также все другие месторождения железа в Селенгинской Даурии, уже известные и частью даже разведанные управлением Петровского завода, сознававшим небольшое значение Балегинского рудника.
Из Петровского завода я выехал вниз по долине реки Балеги в долину р. Хилка, ограничивающую с юга хребет Цаган-дабан. В этой долине я узнал, что немного дальше бурятского улуса, выше села Тарбагатай, колесная дорога кончается, трасса железной дороги идет далеко вверх по долине Хилка и на этом участке еще никакие работы по прокладке полотна не начаты, нет никого из строителей и нет населения, кроме нескольких маленьких бурятских улусов. Поэтому приходилось сильно менять условия своей работы. В улусе я оставил тарантас и часть багажа, нанял у бурятов вьючных лошадей с конюхом-проводником и направился дальше верхом, изучая горы правого берега Хилка, вдоль которого была намечена трасса. Таким образом, здесь уже началась экспедиционная работа с ночлегом в палатке и походным питанием. Небольшие деревянные юрты бурятов попадались в расширениях долины, где луговые площадки обеспечивали корм скоту; в них можно было покупать молоко, баранину. Дорога между ними представляла тропу по тайге, конечно уже поредевшей. Широкую долину Хилка с севера ограничивал хребет Цаган-хуртей, отроги которого протягивались волнистыми гривами до самой реки, так что тропа пересекала и их оконечности; здесь, конечно, должны были работаться скальные выемки и полувыемки рельсового пути, что требовало особенно внимательного изучения естественных обнажений. В промежутках между этими отрогами тропа шла по лесу или по лужайкам расширений долины, и выходов коренных пород почти не было. По дну долины извивалось русло довольно большой реки среди зарослей тала, рощ тополей, берез, осин и елей и луговин, переходивших выше по долине в болота. На юге за рекой тянулся Малханский хребет; его плосковолнистый гребень, нигде не поднимавшийся выше границы леса, т. е. не представлявший «гольцов» (сибирский термин безлесных вершин rop), и длинный пологий северный склон были покрыты сплошной тайгой.
Мы делали от 20 до 30 километров в течение дня; я осматривал все выходы горных пород вдоль трассы, которая была отмечена колышками; отъезжал и в стороны, если там показывались обнажения. По вечерам я писал подробный дневник наблюдений. Это правило я усвоил себе с начала экспедиции в Центральную Азию, так как опыт работы в Прибайкалье и на Ленских приисках показал, что короткие заметки, набросанные наскоро днем в записной книжке, не обеспечивают восстановления всех наблюдений по памяти при обработке материалов, и очень многое пропадает навсегда. Ночевали в палатках. Погода первой половины лета в Забайкалье обычно без дождей, мешающих работе.
На всем протяжении в 250 километров до перехода трассы через долину Хилка у ст. Сокондо я встретил только одно более интересное место в устье речки Хилы, правого притока Хилка. Здесь у подножья скал молодой вулканической породы я обнаружил холодный углекислый минеральный источник, напомнивший мне Ямаровку. Бурятам он наверно был известен, но они им как будто не пользовались: возле него не было признаков даже временного жилья и лечения, и вода вытекала из ямки в наносах.
Отсюда до ст. Сокондо (будущей) по дну долины Хилка уже начались болота, и улусов не было, У Сокондо Хилок представлял уже небольшую речку, которую легко перешли вброд и начали подниматься на западный склон Яблонового хребта. Последний, известный из географии как одна из главных горных цепей Сибири, наравне с Алтаем и Саянами, совершенно разочаровал меня. Над очень полого поднимавшимся и ровным склоном, даже не разрезанным долинами на отроги, на горизонте чуть поднимались очень плоские вершины, даже покрытые редким лесом, т. е. не представлявшие гольцов. По сравнению с обоими хребтами, Малханским и Цаган-хуртей, окаймлявшими долину Хилка и в учебниках географии не упоминаемыми, Яблоновый хребет казался не горной цепью, а плоскогорьем.
Перевал через него был незаметный; но за ним начался восточный склон, гораздо более длинный и разрезанный глубокими долинами на отроги, покрытые сплошной тайгой. Здесь мы потеряли отмеченную только колышками трассу будущей железной дороги и спускались долго наугад по одной из долин, орошенной небольшой речкой, пока не выехали в широкую долину р. Ингоды, где тайга сразу поредела и распалась на отдельные участки, разделенные площадями пашен.
Появились и русские селения. В одном из них мы остановились на ночлег на земской квартире, как называть в то время меблированная комната, которая имелась в каждом селении, оплачивалась крестьянской общиной и предназначалась для отдыха приезжавших представителей власти — исправника, врача, ветеринара и т. п. Хотя в Сибири, за отсутствием помещиков, настоящего земства, подобного существовавшему за Уралом, не было, но эти квартиры назывались земскими. Они были опрятные, обставленные мебелью, и хозяева должны были давать за плату самовар в пищу.
На следующий день мы поехали вниз по долине Ингоды в Читу. Дорога шла по высокой террасе, поверхность второй представляла степь с редкими пашнями; справа извивалось русло Ингоды, врезанное метров на сорок в дно долины, окаймленное лугами и рощами. Слева невдалеке тянулся Яблоновый хребет, который с этой стороны, истока, имел вид довольно высокого, сплошь покрытого тайгой почти ровного вала, без выдающихся вершин. Длинный склон его был разрезан поперечными долинами на отроги, также сплошь темно-зеленые, лесистые. Познакомившись впервые с этой частью Яблонового хребта, я вспомнил указание геолога Кропоткина, который в своем очерке орографии Восточной Сибири указал, что этот хребет представляет обрыв высокого плоскогорья (на котором расположена Селенгинская Даурия) к находящемуся восточнее более низкому, принадлежащему уже к бассейну Амура, т. е. Тихого океана. Это вполне соответствовало у, что я видел: с запада пологий небольшой подъем, к востоку — длинный расчлененный спуск к местности, расположенной на 300 - 400 м ниже.
Между подножием хребта и дорогой слева в стороне виднелось большое озеро Кенон, затем справа осталась уединенная скалистая гора, закрывшая нам вид на Инготак как она расположена на ее левом берегу. Немного далее начался город Чита, похожий на довольно большую деревню. За исключением нескольких двухэтажных каменных домов в центре, все остальные дома были деревянные, большею частью одноэтажные, а улицы немощеные и покрытые песком, довольно глубоким.
В Чите пришлось прожить несколько дней, чтобы представиться вице-губернатору и заручиться его содействием горной партии в отношении найма лошадей и проводников и ночлега на земских квартирах в случае надобности. Я побывал также в начавшем уже функционировать отделении Приамурского отдела Географического общества и познакомился с его главным деятелем А. К. Кузнецовым, бывшим политическим ссыльным, оставшимся работать в Забайкалье.
Закончив дела в Чите, я направился по почтовому тракту, чтобы пересечь второй раз Яблоновый хребет; дорога пересекает его не поперек, а наискось и долго поднимается по восточному склону на мало выраженный перевал, с которого короткий и некрутой спуск приводит в широкую долину с болотами, лугами, редким лесом и несколькими большими озерами; южные озера принадлежат к бассейну Жилка, а северные — к бассейну Конды, впадающей в Витим. В этой долине расположена станция Беклемишево; при взгляде из нее на восток Яблоновый хребет казался невысоким и ровным валом, сплошь покрытым лесом.
Из Беклемишева я повернул назад и поехал вверх по долине речки Рушмалеи, чтобы пересечь Яблоновый хребет в третий раз по новому направлению, между перевалами почтового тракта и трассы железной дороги. В Чите я узнал, что вблизи деревни Жипкошина имеется минеральный источник Кислый ключ, и посетил его. Он находится в устье боковой пади долины речки Зун-Куки, где среди болота в ямке вытекает холодная вода кисловяжущего вкуса с температурой +6'. Возле ключа стояло несколько изб и балаганов, в которых жили лечащиеся от глазных и желудочных болезней. Вторая экскурсия была на восток к Ингоде, где в высоком обрыве левого берега, в горизонтально залегающей толще отложений, видны были в двух местах по вертикали нетолстые пласты угля. Это место, расположенное недалеко от трассы железной дороги, было отмечено для постановки в следующем году разведки на уголь.
Из Жипкошиной я поехал дальше вверх по долине Ингоды, чтобы видеть южную часть Яблонового хребта, которую географы издавна протягивали в глубь Монголии. В долине Ингоды, выше поворота трассы железной дороги через хребет, чередовались небольшие села, пашни, выгоны и поредевший лес. Мы ночевали на земских квартирах, где можно было получить провизию и корм для лошадей. На востоке эту долину окаймлял еще один хребет, покрытый тайгой и не имевший особого названия. А. П. Герасимов назвал его хребтом Черского в честь исследователя, нашего предшественника по изучению Восточной Сибири. Подобно другим хребтам, упомянутым выше, он не был живописен, формы были мягкие, сглаженные, без выдающихся вершин, глубоких седловин, красивых скал; сплошной темно-зеленый кудрявый покров тайги еще более смягчал формы. На западе тянулся Яблоновый хребет, но с дороги видны были только ближайшие, также сплошь лесистые его отроги, заслонявшие вид на гребень.
Путь по долине Ингоды дал немного геологических наблюдений; отроги Яблонового хребта редко доходили до самой дороги, а обрывы террасы к руслу Ингоды также оставались в стороне. Здесь нужно было бы ездить зигзагами от отрогов к руслу и обратно, чтобы видеть больше обнажений коренных пород. Но изучение самой долины реки не входило в мою задачу, и на четвертый день этого маршрута из Читы я повернул от ст. Ходакты на запад в глубь хребта по долине речки Улятуй восточного склона, поднялся вверх по ней на довольно высокий перевал и спустился на следующий по долине западного склона к Хилку у оз. Могзон.
Это пересечение дало немного наблюдений; склоны обеих долин и перевал были пологие, покрытые лесом и бедные выходами коренных пород. Контраст между восточным и западным склонами Яблонового хребта был здесь не такой резкий, как на трассе железной' дороги, так как долина Хилка у устья речки Хилы была врезана немного глубже, чем у Сокондо, и хребет при взгляде с запада не казался таким низким и плоским.
От Могзона у устья Хилы я прошел еще два перехода вниз по долине Хилка знакомым уже путем и затем повернул на север вверх по долине речки Хуртей, чтобы сделать пересечение хребта Цаган-хуртей по вьючной тропе, проложенной по долинам речек, текущих в обе стороны с перевала и носящих то же название Хуртей. Такое тождество названий речек, текущих в противоположные стороны, нередко встречается в Монголии, но там обычно добавляют к названию одной речки приставку «ар», а к другой — «убур», что значит «передний» и «задний». Обе долины речек Хуртей были достаточно широки, с болотистыми лужайками по дну среди леса и почти безлюдны. Северная речка вывела нас в широкую долину р. Худун, впадающей в р. Уду, но текущей довольно долго параллельно Хилку вдоль северного подножия хребта Цаган-хуртей; перевал через хребет был довольно высокий, но не дал хорошего вида на окрестность, закрытую соседними лесистыми вершинами.
Миновав Худун, мы перевалили через невысокий и плоский хребет без названия, отделяющий долину Худуна от долины параллельной ей речки Чесана, впадающей в первую дальше к западу. Это пересечение обнаружило только четвертичные отложения, покрывающие, по-видимому, весь этот кряж. В долине речки Чесана расположен буддийский монастырь, у которого мы повернули вниз по долине и вскоре выехали опять в долину Худуна и следовали по ней дальше. Эта долина, очень широкая, богатая лугами и, естественно, бурятскими улусами, продолжается на запад (вернее, на ЗЮЗ) и после того, как Худун уходит из нее на север и прорывает хребет Худунский, чтобы впасть в р. Уду, но орошена уже речкой Киченгой, впадающей слева в Худун. В долине Киченги я обнаружил большое развитие молодых вулканических излияний базальта и признаки железной руды.
В этой долине нам пришлось из-за дождя остановиться на ночлег в бурятской юрте. Она была деревянная, квадратной площади, с дверью, но без окна, которое заменяло отверстие в крыше для выхода дыма от костра, разводимого на земляном полу. На ночь в юрте нас оказалось восемь человек, включая хозяев, которые спали на нарах вдоль стен. Кроме этих нар, мебель состояла из низенького столика, вокруг которого садились на пол; под нарами стояли сундуки. На этом столике и мне пришлось, сидя на полу, писать вечером свой дневник, так как мой походный столик имел только две ножки и прицеплялся к переднему столбику палатки. Моя стеариновая свеча возбудила большое внимание хозяев юрты, которые в этой уединенной долине не видели ничего подобного; они очень удивились, когда я сказал им, что из курдюков своих баранов они могли бы получать материал для освещения юрты.
Из долины р. Киченги мы повернули на юг вверх по долине ее правого притока, пересекли еще раз хребет Цаган-хуртей по высокому перевалу и вышли в долину Хилка недалеко от улуса, где был оставлен мой тарантас. Здесь кончился сплошной маршрут на вьючных лошадях, и далее я поехал опять в тарантасе вдоль трассы железной дороги через Петровский завод и по долинам речек Кижи и Ильки; в этих долинах также обнаружились молодые базальты, а в долине р. Ильки уже строился завод для изготовления цемента, необходимого при постройке железной дороги, из белого архейского кристаллического известняка, выступавшего поблизости.
Из Верхнеудинска я сделал сначала экскурсию верхом для осмотра обнажений правого берега Селенги, по которому пролегала трасса железной дороги, до места, где предполагалась постройка моста через эту реку в узком месте ее прорыва через хребет Хамар-дабан у Коноваловского утеса на левом берегу. Вернувшись в город, я проехал еще раз по почтовому тракту до ст. Мысовой, где уже начались работы в полувыемках косогора, вскрывавших гнейсы и кристаллические известняки архейской системы на берегу Байкала.
Из Мысовой, вспоминая свой проезд в Кяхту в 1892 г., во время которого я не мог вести геологические наблюдения, я проехал по Кяхтинскому тракту до ст. Темникской и по р. Темнику до Гусиного озера, чтобы осмотреть выходы угленосной свиты на его западном берегу, и той же дорогой вернулся в Мысовую. Эта экскурсия дала мне сведения о строении хребта Хамар-дабан на этом пересечении в дополнение к полученным на обоих берегах реки Селенги ниже Верхнеудинска, где река пересекает тот же хребет значительно восточнее, а также познакомила со строением хребта Хамбинского.
Вернувшись в сентябре в Иркутск, я занялся обработкой летних наблюдений первого года исследований в Селенгинской Даурии, которые показали, что имевшиеся ранее сведения о геологическом строении этой обширной области давали очень слабое и часто ошибочное представление. Мои сотрудники вернулись с работ в Восточном Забайкалье немного позже; их наблюдения также дали много нового. Наши предварительные отчеты были отправлены в Геологический комитет и напечатаны в выпуске отдельного издания «Геологические исследования и разведочные работы по линии Сибирской железной дороги». Общую характеристику Селенгинской Даурии по данным этих исследований я даю ниже, в последней главе этого периода путешествий по Сибири.
Разместил: Седой | Дата: 07.04.2007
[ Напечатать статью | Отправить другу ]
Рейтинг статьи

Средняя оценка: Средняя оценка: 4.75Всего голосов:4

Отлично
Хорошо Нормально Пойдёт Плохо
Смотрите также связанные темы

2008-07-25 21:51:52 - Река Лена оказалась длиннее, чем думали
2008-04-01 15:09:42 - Забайкальский говор (дополнение)
2007-12-10 08:47:25 - Улятуйская церковь
2007-06-20 17:38:45 - Виктор Семин, "Наша Сергеевка была маньчжурской Эсули?"
2007-05-27 16:30:23 - Сибирские города. Нерчинск. Книга 1699г.
2007-03-23 18:29:13 - Не все коренные сибирские народы имеют китайские корни
2007-02-01 00:51:24 - Селенгинская «украйна» гетмана Многогрешного
2007-01-31 01:26:04 - Благотворительный марафон по сбору средств на восстановление Атаганского дацана
2007-01-27 12:22:16 - Забайкальский говор
2007-01-07 17:05:49 - Русские в Сибири и на Дальнем Востоке
2009-07-30 19:21:44 - Список самарских отставных дворян и казаков
2008-10-01 22:31:09 - Образ казачества в литературе и исскустве
2007-12-24 14:30:00 - Русские в Китае
2007-09-27 12:04:20 - Начало и конец русского Трехречья
2007-08-25 05:00:00 - Приоткрой свою тайну, Улятуй
2007-08-22 08:51:23 - Хронология забайкальского казачества
2007-07-15 09:49:17 - Читинское военное училище
2007-07-09 11:11:40 - Форма казачьих частей Вермахта
2007-05-19 19:38:13 - Станица Улятуевская
2007-04-11 17:15:19 - Возрождение казачества: от ролевой игры к государственной функции
2008-01-21 14:48:00 - Турова Е., "Мир таинственный, мир мой древний..."
2007-06-06 21:59:04 - На всемирный форум старообрядцев в Бурятии собралось более 3 000 гостей
2007-05-01 22:56:41 - Праздник на Рогожском: уральский взгляд
2007-04-21 14:31:12 - Виртуальное путешествие по Рогожскому поселку
2007-04-19 16:33:09 - Старообрядческое наследство: «Свято место – пусто»
2007-04-19 15:56:21 - Рогожская ярмарка
2007-04-13 21:49:57 - Семейские в с. Хасурта живут как 100 лет назад
2007-04-12 11:14:24 - Казаки-староверы в произведениях литературы
2007-01-23 23:36:48 - Встреча с министром культуры РФ
2007-01-22 23:07:07 - Путь к Богу – через Бородино
Комментарии
Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.


1
Воевода_Владимир2007-04-09 10:35:49
Воевода_Владимир Иван!!!
А вся работа Владимира Афанасьевича у Вас есть???
[color=darkred:2302edb706][i:2302edb706]...И вижу - тайна бытия Смертельна для чела земного, И слово мчится вдоль нея, Как конь вдоль берега морского...[/i:2302edb706][/color:2302edb706]

Фотогалерея
Знак Объединения казаков мест нетрадиционного проживания.
Местонахождение наших посетителей
Местонахождение наших посетителей
Генеалогия
МолГен
ЗабГен - Забайкальская генеалогия Светланы Ковалевой
СВРТ
Кольцо генеалогических сайтов
Знаменательные даты
23.10 - Сегодня праздников и памятных дат нет. Пора работать!
Список статей
26.11.2011
Учёные собрали беспрецедентное количество проб ДНК коренных забайкальцев
05.04.2010
Теплый город под высоким небом.
09.01.2010
Рождественский подарок от компании "Гентис" - программа "Древо Жизни" бесплатно!
26.10.2009
Компания Гентис объявила о запуске интернет-сервиса ДНК-генеалогических услуг
07.10.2009
Школа фотографии "Альтаир" путешествие Иркутск - Москва - Санкт-Петербург
12.09.2009
''Белый генерал'' Скобелев и его среднеазиатский след.
04.09.2009
Взятие Ташкента
15.08.2009
О профессиональной и любительской лингвистике (окончание)
15.08.2009
О профессиональной и любительской лингвистике (начало)
15.08.2009
Об исторической лингвистике (окончание)
15.08.2009
Об исторической лингвистике (начало)
30.07.2009
Список самарских отставных дворян и казаков
27.06.2009
Изучение генофонда коренных народов Прибайкалья и Забайкалья
Все статьи >>>
Возраст сайта
Главная | Статьи | Форум | Темы | Галерея | Вопросы и ответы | Библиотека | Рекомендовать | Обратная связь

Предыстория - общенациональный историко-культурологический сервер
 © 2005—2009 Predistoria.org
Предыстория.орг
© Денис Григорьев
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.

Рейтинг@Mail.ru
Генерация страницы: 0.045 сек. и 20 запросов к базе данных за 0.030 сек.