Предыстория
Навигация
Главная
Основной Форум
Архив старого Форума
Галерея
Новости сайта
Объявления
Все статьи
Библиотека
Книги
Карты: топографические, географические, исторические

Генетическая генеалогия Сибири и Забайкалья

Опросы
Вопросы и ответы
Поиск
Файлы

Правила
Рекомендовать
Обратная связь

Личный кабинет

Каталог сайтов
Статистика сайта
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Search Engine Optimization
Статистика форумов
Оставлено сообщений
за сутки:0
за неделю:0
за месяц:0
за год:3
всего:40615
Наша кнопка


код кнопки:


Поисковая система сайта Предыстория
Образ казачества в литературе и исскустве
Забайкальское Казачество
Статья участника сайта Предыстория - Кутузова Михаила Александровича.

Наиболее известным романом о казачестве, написанным в шестидесятые годы, стала "Даурия" Константина Седых, повествующая о революционных событиях в Забайкалье. Главные действующие лица — казак Роман Улыбин, поселковый атаман Елисей Каргин, революционер Василий Улыбин — в своем противостоянии олицетворяют суть жестокой и беспощадной русской смуты, от кототрой страдают все, но не выигрывает никто. Особенностью произведения является его ярко выраженная сибирская специфика, узнаваемая речь, прекрасное знание автором быта и жизненного уклада забайкальских казаков.


Образ казачества в литературе и исскустве.

Образ казака был отображен во многих произведениях литературы и искусства. Основу для литературных произведений составили народные казачьи песни, баллады (думы), эпистолы (знаменитые письма запорожцев турецкому султану, сохранившиеся в нескольких списках), сказки и легенды. Наиболее ярким образцом такого творчества может служить "Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков", составленная и записанная в 40-х годах XVII века. Повесть отличается патриотическим пафосом, точностью описаний, простонародностью языка и поэтичностью стиля, в котором заметны традиционные приемы воинских повестей и донского фольклора. Это оригинальное, новаторское произведение и по содержанию, и по стилю. Автор повести — человек начитанный, можно полагать, что ему были известны и поэмы Гомера, и повести о Куликовой битве, и "Повесть в взятии турками Царьграда", и даже "Слово о полку Игореве", о чем свидетельствуют приемы поэтического изображения и отдельные фразеологические обороты. Некоторые исследователи склонны считать автором поэтической редакции "Повести" войскового дьяка Федора Ивановича Порошина1 . Повесть богата своеобразными сравнениями (" подобно тому, как царь греческий приходил под Трояньское государство со многими государьствы и тысечи"2 , " тех впрям людей много: что травы на поле или песку на море"3 ), образными характеристиками казачества ( "казачество донское и волное и свирепое", "Дону славного рыцари знатныя, казаки избранныя", "прозвище наше вечно — казачество донское волное и безстрашное"4 ), заметно политизирована (" собака, смрадный пес, турский царь" — "государь наш великий, и праведный, и пресветлый царь и великий князь Михайло Федорович всеа России самодержец и многих государств и орд государь и обладатель"5 ). Сюжет повести составляет реальное историческое событие: осада войсками турецкого султана захваченной ранее казаками крепости Азов летом — осенью 1641 года. В ней нет определенных персонажей, нельзя говорить и о законченном сюжетом замысле. Однако идея произведения совершенно определенная: уравнять казачество с другими сословиями, определить собственное место в государственной системе: "А теперь мы Войском всем Донским государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа России просим милости, сидельцы азовские, и которые по Дону в городках живут, холопей своих, чтоб велел у нас принять с рук ваших свою государеву вотчину — Азов град..."6 . Главным действующим лицом поэмы выступает казачество — во всей своей противоречивости, многоликости и сложности. Вместе с тем "Повесть" не может быть рассматриваема как исторический источник, это скорее публицистическое произведение, носящее определенную политическую направленность.

Другим фольклорным источником о казачестве служат казацкие думы — своеобразные музыкально-поэтические произведения, исполняемые под аккомпанемент бандуры (кобзы). Думы воспевали подвиги казачества в борьбе с турками и татарами, рассказывали о тяжести турецкой неволи, о бегстве из нее ("Втэча трьох братив з Азова", "Маруся Богуславка", "Дума про Байду" и др.) Образы некоторых дум, таких, как Байда, Мамай, Голота — подобны былинным образам богатырей. В других думах рисуется выдержка и мудрость народных героев ("Самийло Кишка"). В более поздних думах рассказывается, главным образом, об освободительной борьбе украинского народа против Речи Посполитой. Все думы отличаются лиричностью, особенно это касается дум о татарском плене ( так называемые "невольничьи плачи")7 Д.Яворницкий отмечает: "Будучи высокими ценителями песен, дум и родной музыки, запорожцы любили послушать своих баянов, слепцов — кобзарей, нередко сами брались за кобзы, бывшие у них любимым музыкальным инструментом. Кобзарь у запорожцев был хранителем заветных казацких преданий, живопитсатель "лыцарских подвигов", иногда первый лекарь больных и раненых, иногда освободитель невольников из плена, иногда поджигатель к военным походам и славным подвигам низовых молодцов"8 . Образ казака в думах не только подчеркивает его мужественность и самопожертвование, но и глубокий лиризм, углубленность в собственные переживания и мысли. Это проявляется, в частности, в отношении казака к верной подруге — бандуре: умирая в безводной степи он обращается к ней, называя "дружиною" (женой) и в горе спрашивает ее:

А дэ ж мэни тэбэ диты?
А чы у чыстому поли испалыты?
А попилэць по витру пустыты?
А чы на могыли положыты?

Из дум и баллад впоследствии формировался казачий песенный фольклор, огромный по объему и едва изученный. Тематика многих исторических песен та же, что и дум: о подвигах казацких вожаков ("Ой, на гори тай жэнци жнуть", " Засвисталы козаченькы в похид з полуночи...", "Наш Бакланов удалой"), о тяжкой казачьей судьбе ("Ишли два героя с турецького плена", " Ой, на турецькой стороне", "Там, де Ятрань..."). Особое место занимают песни, отображающие реальные исторические события — как, например, "Песня о беседе терских казаков с Иваном Грозным", известная по нескольким спискам. В XVII веке исследователи отмечают первых народных поэтов, — такой, например, была знаменитая Маруся Богуславка9 . Дочь сотника Полтавского полка, погибшего в борьбе с поляками, Мария Гордеевна Чурай прожила всего двадцать лет, однако сложила множество песен, ставших впоследствии народными: "Грыцю, Грыцю, до роботы", "Засвысталы козаченькы", "Выють витры, выють буйни", "Ой, нэ ходы Грыцю тай на вечорныци".10

Удаль, лихость и поэтичность казачьих песен послужили причиной их быстрого и повсеместного распространения, причем восприятие их было настолько полным, что многие из них стали называть русскими народными: "Черный ворон", "Ты воспой, ты воспой в саду соловейка", " Розпрягайте, хлопци , конэй". Устное песенное творчество было присуще социальной общности казачества вплоть до 20-30-х годов XX века, и последние из записанных песен сложены в австралийской и парагвайской эмиграции.

Первым автором, избравшим казаков героями своего произведения, очевидно, следует считать выдающегося украинского поэта Ивана Петровича Котляревского (1769-1838). Его поэма "Энеида" ( полное название "Вергилиева Энеида, перелицованная на малороссийскую мову"11 ) по праву считается первым классическим произведением украинской литературы. Работа над поэмой заняла более 30 лет, полностью она была издана уже после смерти автора. Возникла поэма как своеобразное продолжение философии и басен Г.Сковороды и сатирической украинской литературы XVIII века12 . Поэма продолжает литературные традиции XVIII века в пародировании известных сюжетов, их своеобразной интерпретации относительно современности: Котляревский во многом воспроизводит очень популярную к тому времени русскую переделку "Энеиды" В.Осипова, который, в свою очередь, пародировал пародию немца Блюмайера, а тот — предшествовавших французов и итальянцев. По жанру эта поэма — травестийный бурлеск. Незадолго до написания поэмы была разрушена Запорожская Сечь, поэтому изображение казаков в образе троянцев весьма символично. Однако юмор и ирония поэмы отнюдь не развлекательны. Сарказм, показная бравада и пренебрежение к опасности, разгульная вольница и повальное пьянство сочетаются в ней с готовностью казаков к истинному героизму и самопожертвованию, верной дружбе и товариществу. В этом противоречии личностных качеств и состоит цельность казачьей натуры, ее своеобразие и земная узнаваемость. В сценах поэмы очень точно отображены картины современной автору жизни, во всем ее многообразии: со взяточничеством, чиновной тупостью и поповским лицемерством. Бегство казаков от этой жизни автором вполне оправдывается, поскольку их удаль, отвага и товарищество не востребовано в России XVIII столетия. Главный герой поэмы — Эней, "парубок моторный", "хоть куда казак", довольно хулиганистый малый, превосходящий своими проказами всех своих дружков-однолеток. Вынужденный бежать из сожженной Трои, он становится вожаком стихийно сложившейся казацкой дружины, которая отправляется в долгое вынужденное путешествие, чтобы в конце его достичь Италии, которую следует завоевать и основать там новую Трою. Путешествие, полное опасностей и лишений, сплачивает казаков-троянцев, делает их умелыми и дисциплинированными воинами, верными присяге, свободолюбивыми и готовыми погибнуть за свою свободу и товарищей. Их отчаянная храбрость на поле боя, пренебрежение к смерти вызывает совершенное восхищение автора, который откровенно любуется своими героями: Энеем, Низом, Эвриалом. Поэма имела огромную популярность, ее распространяли в списках, заучивали наизусть целыми главами. Значение ее трудно переоценить: именно благодаря скромному полтавскому чиновнику казаки вошли на страницы мировой литературы. Поэма была переведена на несколько десятков языков, в том числе на финский и японский, ее переиздавали множество раз, она входит в школьную программу в Украине13 .Поэма выходила частями, первая была опубликована в 1798 году, пятая — в 1822, полностью — уже после смерти автора14 .

Особого интереса заслуживает литературный опыт известного российского философа Алексея Степановича Хомякова.На грани 1825 — 1826 годов, в Париже , он начал писать трагедию "Ермак". Пьеса создавалась практически в одно время с пушкинским "Борисом Годуновым", и была прочитана московской публике одновременно с ним: в два вечера (12 и 13 октября 1826 года) в доме Веневитиновых. Хомяков был представлен Пушкину по его настоянию15 . Современники сразу отметили, что автор находится под сильным влиянием современного ему западноевропейского романтизма : характер пьесы вызывал у современников прямые ассоциации с Шиллером. Погодин записал в своем дневнике 3-4 июля 1826 года после прочтения "Ермака": " Хомяков напитался духом Шиллера" Белинский позднее неординарно указывал, что "Ермак — живая карикатура Карла Моора", а Ольга — "пародия на Амелию" 16 . По сути, произведение стало предвестником нового, романтического направления в русской литературе. В трагедии Хомякова легко усмотреть заимствования из шиллеровских "Разбойников" : в обеих драмах герои (Карл Моор и Ермак) вынуждены скитаться вдали от дома, став главарями "шаек бродяг-грабителей"; они страдают душевно, жаждут вернуться к отцу ( граф фон Моор и Тимофей) и невесте ( Амалия, Ольга), почти не надеясь на их прощение; в обеих пьесах отец героя и невеста живут совместно и совместно горюют по любимце, в развязке драмы отец и невеста попадают в стан к герою, где происходят трогательные сцены прощения и примирения.

... Еще большее сходство обнаруживают в романтическом методе, при котором герои оказываются связанными с авторским идеалом, становятся "рупором" авторских идей и почти лишены тех объективных черт человеческих характеров, которые могли существовать в соответствующих времени и месту условиях жизни. При этом марионеточная нереальность героев Хомякова усугубляется тем, что если у Шиллера события происходят в современной ему Германии и главные герои пьесы близкие автору по уровню культуры, то у Хомякова герои, принадлежащие к простонародью XVI века действуют и говорят как дворянские интеллигенты 1820-х годов. Имеются однако и существенные различия между "Разбойниками" и "Ермаком". Карл Моор, лишь пройдя через Голгофу душевных потрясений, расстается с разбойничим миром и отдается в руки правосудия. Ермак по ходу пьесы с самого начала уже повернул на на "праведный" путь, одновременно и более рыцарский, и более масштабный: он стремится в борьбе с врагами России искупить свою вину перед родиной и ближними и просить прощения не в грязи порока, а на вершине славы, величия. Пьеса насыщена резкими оценками правовых деяний Ивана Грозного и его опричников. Казалось бы, чистый и благородный Ермак не должен примириться с таким унижением его любимой Родины, но он примиряется: пафос отчизны в сочетании с уверенностью в законности самодержавия оказался в пьесе выше свободолюбия и требований справедливости. Пушкин ответил на восстание декабристов изображением практического разлада между "мнением народным" и намерениями правителей, то Хомяков — утверждением гармонии национального единства, хотя бы и при царе-деспоте ( правда, он при этом не скрывает обреченности судьбы благородного человека в условиях деспотизма) 17 . События пьесы отображают наиболее драматический период в жизни героя: завоевание Сибири, схватка с Кучумом, гибель. Действие крайне замедленно: значительно больше, чем интрига, автора увлекают лирические излияния героев, отсюда — обилие монологов.На заторможенность действия оказывала влияние общая система взглядов Хомякова, его предначертанность жизненного пути. Эту веру он передал персонажам, прежде всего — Ермаку, который будучи романтическим героем, однако почти лишен в пьесе инициативы. Он всецело доверился судьбе: даже идея искупления вины и сибирский поход внушены ему свыше ( " Меня влекла неведомая сила"); Ермак оказывается не ведущим, а ведомым. Но так как Ермак, по замыслу автора, сильная личность — в трудную годину выбора он считает себя независимым от воли рока. Поэтому в момент наивысшего напряжения действия ( когда Шаман предлагает ему венец Сибири, когда Ермак, окруженный врагами, стоит над Иртышом) герой произносит такие фразы: " И не подвластен ветренной судьбе", " Сказать судьбе: я от тебя свободен". Но автор-то знает, какая судьба уготована Ермаку. Словно в классической античной трагедии герой, преступив закон, должен понести наказание, поплатиться жизнью — таков смысл "Ермака".

Очень интересна оценка произведения А.С.Пушкиным: "Идеализированный "Ермак", лирическое произведение пылкого юношеского вдохновения, не есть произведение драматическое. В нем все чуждо нашим нравам и духу, все, даже сама очаровательная прелесть поэзии"18.

Следует подчеркнуть, что, выбирая Ерамака в качестве героя своего произведения, Хомяков продолжил определенную линию романтизации казачества, его лидеров, заложенную до него ( К.Рылеев — "Ревела буря, гром гремел.."), однако попытался совместить ее стилистически с европейской литературной традицией, и сделал это неудачно. Опыт подобного рода окажется более удачным у европейского писателя, блестяще знавшего казачью историю — однако произойдет это значительно позже ( Г.Сенкевич, трилогия "Огнем и мечом", "Потоп", "Пан Володыевский")

Казаки были и героями произведений Пушкина, написанных в двадцатые годы Наиболее полно казачество отображено в поэме "Полтава" и повести "Капитанская дочка". Пушкин активно интересовался казачеством как главным участником и Смутного времени в процессе написания "Бориса Годунова", и многочисленных бунтов XVII века. Он называл Стеньку Разина "единственным поэтическим лицом русской истории"19 , однако образ Разина, отображенный в волжских разбойничьих песнях, царь публиковать не разрешил. Образ Емельяна Пугачева в "Капитанской дочке" — своеобразная литературная переработка научного материала, разработанного и обобщенного в "Истории пугачевского бунта". Сущность образа Пугачева в повести очень образно отображена в старинной сказке об орле и вороне, рассказанной им Петру Гриневу: лучше прожить тридцать три года орлом, а не триста лет и три года вороном. Пугачев не воспринимается как обычный бунтовщик, и даже как отрицательный герой. Его бунт — это предшественник Сенатской площади, польского восстания, кавказской войны. Он бунтует против власти, но не против отечества, как и многие современники Пушкина. И поэтому Пугачев не лишен благородства, ему не чужды понятия чести и долга, равные его собственным.

Однако наиболее полно казачество отображено в поэме "Полтава" (1829). Еще в молдавской ссылке Пушкин начал собирать материалы для поэмы, бывал на местах сражений, слушал рассказ 135 летнего старика Миколы Искры, который сам видел Карла XII20. Многие исследователи склонны видеть основной фабулой поэмы любовную, однако, нельзя отрицать, что предательство, как наиболее тяжкий, "иудин" грех, стало также важной темой поэмы. Вожделение, приведшее Мазепу к тяжкому греху совращения собственной крестницы, заканчивается изменой Отечеству, да еще и отягощенный наветом, повлекшим гибель невинных людей, полковников Искры и Кочубея. Эпический образ императора Петра как высшей силы государственной власти отображает торжество над предательством, справедливую кару виновным и прощение невиновных. Образы погибших за правду Искры и Кочубея являются ключевыми, хотя им и отведено гораздо меньше авторского текста.

В 1835 году выходит сборник повестей "Миргород" Н.В.Гоголя, в котором публикуется повесть "Тарас Бульба" — самое известное произведение о казачестве дореволюционной русской литературы. Повесть является художественным произведением в полном смысле слова, поскольку не отображает ни определенного исторического времени, ни реальных исторических лиц. Как отмечает в своем "Предисловии к "Тарасу Бульбе" Н.В. Гоголя" Н. Костомаров " содержание ... вымышленное и трудно было бы, даже приблизительно, отнести его к тем или иным годам, так как сочинитель дозволяет себе в этом случае исторические неверности: например, вначале представляется как бы время Наливайки, следовательно 1595 год, в то же время признаются существующими в Киеве академия и бурса, тогда как бурса в киевской коллегии устроена была только в XVII веке митрополитом Петром Могилою и на его собственный счет, а киевская коллегия стала называться академией в XVIII веке. Но исторические неверности не лишают достоинства произведение Гоголя, которое имеет значение как плод его великого дарования по своему прекрасному художественному построению"21 .

В центре повести — одна из многочисленных казачьих войн против поляков (ляхов), которые длились почти непрерывно в украинских пределах в XVII столетии. Главный герой — Тарас Бульба, старый опытный казак, всю свою жизнь посвятивший бранной потехе, и желающий видеть собственных сынов такими же отчаянными всадниками и рубаками, каким был и он сам. Автор характеризует его очень противоречиво : он убеждает сыновей, что школьная наука это "все дрянь, чем набивают головы ваши", однако всей силой отцовского авторитета принуждает их постигать грамоту в бурсе, и сам неплохо образован, знает Горация. Он "упрям страшно", и одновременно великодушен, его сила духа и верность долгу совершенны и абсолютны. В образе Тараса — господство одной психологической черты: всепоглощающая верность общему делу, которому отдаются все душевные и физические силы фольклорного богатыря. Все грехи мира могут быть прощены истинно православной душе, но не предательство Отчизне и боевому братству, ибо "нет уз святее товарищества" и даже грех сыноубийства выглядит искуплением греха измены, иудина дела — это главная идея повести. Удивительна целостность характера Тараса: слова любви и тоски, обращенные к погибающему Остапу, и интонация библейского приговора Андрию, чья возвышенная любовь не могла стать оправданием измены. "Породниться родством по душе, а не по крови" — этот моральный принцип старого казака Тараса имел для Гоголя глобальное значение, и потому был так опоэтизирован22 . Гоголь работал над текстом повести, усовершенствовал ее эпическую часть еще семь лет после первого издания. В ней, по словам В.Белинского, Гоголь "исчерпал всю жизнь исторической Малороссии и в дивном, художественном создании навсегда запечатлел ее духовный образ"23 . Характеристика точная: читателя не покидает ощущение, что был на свете исторический прототип Тараса Бульбы или просто он сам. 24 . Пафос героизации сопряжен в "Тарасе Бульбе" с нравственно-социальной утопией Гоголя, с верой в жизнь, свободную от неравенства, в некую "своевольную республику", исключающую наветы, воровство, безделье и иные бесконечные человеческие пороки25 . Идея предательства как самого страшного греха присутствует и в других произведениях Гоголя, где главные действующие лица — казаки ("Страшная месть", Данила Бурульбаш). Ему же принадлежит уникальное по образности и колориту бытоописание слободского казачества в "Вечерах на хуторе близ Диканьки".

К этому же периоду относится творчество самобытного самородка — уральского казака И. Железнова, человека образованного, принципиального и неуживчивого, прекрасного знатока уральского казачества, позволявшего себе критически разбирать даже пушкинские труды (в частности, "Историю пугачевского бунта"). Два его наиболее известных произведения — повести "Башкирцы" и "Василий Суняшев" были приняты казаками — уральцами и оренбуржцами, имя автора после его безвременной смерти было увековечено в названии железнодорожной станции и казачьего поселка.26 Ему же принадлежат многочисленные фольклорные сборники, песенники и научные статьи.

Апогеем казачьей темы первой половины XIX века, очевидно, следует считать поэзию Тараса Шевченко. Оба издания его знаменитого "Кобзаря" ( 1840 и 1860 года) содержат стихотворения и поэмы на казачью тематику: "Думка" ( "Тэчэ вода ..."), "Иван Пидкова", "До Основъяненка", "Тарасова нич", "Гамалия" и множество других. Продолжая заложенную В.Скоттом, А.Пушкиным традицию — отображение исторических событий через образы реальных исторических лиц и простых людей — Шевченко отображает образы реальных лиц, казачьих вожаков: Тараса Трясила, Ивана Подковы, Гамалеи. Образы сознательно героизированы, их времена автором опоэтизируются как высшее проявление духа вольности казачьей, золотые и одновременно кровавые времена Украины:

Булы часы — на Вкрайини ревилы гарматы
Булы часы — запорожци вмилы пануваты27

Следует особо подчеркнуть специфическую особенность поэзии Шевченко: его стремление возобновить утраченные традиции казачьей вольности, восстать против существующих порядков и возродить "волю". Особенно явно это выделяется в поэме "Гайдамаки", отображающей восстание середины XVIII века. По сути все образы поэмы в полной мере отображают авторский замысел о казачьей республике, о вольной казачьей жизни и казачьем духе. Казачья тема в творчестве Шевченко, помимо героизма, пронизана глубоким лиризмом, душевностью, многие произведения повторяют формы устного народного эпического и песенного творчества ("Думы"), написаны в стиле старинных казацких песнопений и баллад.

К середине XIX века казачество нашло достаточное отображение и в изобразительном искусстве. Первые изображения запорожских казаков даны в книге француза Боплана, строившего крепости по Украине в 30-е годы XVII века28 Известны портреты середины XVII века неизвестных художников, изображавшие Богдана Хмельницкого, Петра Сагайдачного, гравюра неизвестного художника, изображающая Даниила Апостола ( конец XVII века)29. Стиль этих картин довольно примитивен, однако это единственные изображения казачьих деятелей, которые можно считать достаточно достоверными. Главное достоинство этих картин — то, что это прижизненные или копии с прижизненных ( как Сагайдачного) изображения. В XVIII веке количество изображений казаков значительно возрастает: это, прежде всего, 17 гравюр, изображающие типы донских казаков: "Печать Войска Донскаго"-"Елень, поражен стрелою", "Изображение Войска Донскаго войскового старшины", "Изображение Войска Донскаго старшины", "Изображение Войска Донскаго есаула", "Изображение донскаго станишнаго Атамана", "Изображение донскаго Казака", "Изображение донскаго Казака" ( конная фигура с пикой), " Изображение верхних подону станиц данскаго Казака", "Изображение донских старшинских жен понынешнему обряду", "Позимнему обряду", "Изображение донских старшинских жен попрежнему обряду", "Подомашнему обряду", " Повдовьему обряду", "Донской девичей обряд богатых людей", " Домовой девичей обряд", "Казачка", "Казачка верховых станиц"30 . Гравюры помечены инициалами Р.Ш, однако авторство их не установлено. Эти изображения казаков и казачек гораздо более реалистичны, колоритны и образны. Исследуя их, можно убедиться в разнице между низовыми ("старинными, родовитыми" казаками) и верховыми ("новопришлыми, голутвенными"). Низовые выглядят гораздо богаче, обуты в сапоги, не носят постоянно огнестрельного оружия, предпочитая саблю (белое, благородное оружие), ходят с непокрытой головой. Верховой казак изображен в кожаной обуви ( чириках) и в онучах, в коротком кафтане, в шапке и с пистолем в руке — поскольку саблей владеет гораздо хуже низовых, а стрельба не считалась в те времена особым искусством, им мог быстро овладеть любой. Донская старшина изображена во всем великолепии собственных регалий: так, войсковой Атаман изображен с нагрудным образом Императрицы (очевидно, Елизаветы Петровны), с атаманской булавой и посохом, в богатом кафтане и высокой шапке. Он не носит бороды, брит по-польски. Войска Донского старшина не имеет никаких символов власти, однако носит на груди такую же парсуну, как и атаман. Есаул, кроме посоха, носит за поясом нагайку — символ неизбежного наказания за неповиновение атаману или командиру, сохранивший значение вплоть до начала XX века. Станичный атаман — старик со специальным посохом — насекой, на котором гравировались (насекались) имена всех станичных атаманов и годы их правления. Этому же художнику принадлежат колоритные изображения казачек — и богатых жен старшины, и вдовы, и обычной хуторянки. В этой же серии гравюр впервые встречается стилизованное изображение казака на войсковой печати: он оседлал винную бочку, все с себя пропил, кроме шапки, оружия и креста, изображенного в верхней части печати. Очевидно, изображение копирует более раннее.

К тому же периоду относится несколько раскрашенных гравюр Х-Г.Гейслера, выставленные в Государственном военно-историческом музее им. Суворова в Санкт-Петербурге: "Донской казак 1780-начала 1790-х годов", "Офицер Донского казачьего Войска 1780 — начала 1790-х годов". К тому же времени относятся гравюры запорожцев к изданию Ригельмана31 , а также стилизованное изображение казака на паланочных печатях ( печать Кошевого Малашевича 1734 г)32 . На "Печати славного воiска запорозкого низового" изображен казак, главными атрибутами которого являются большое ружье — рушница, сабля, фляга и пика. Практически все изображения казаков так или иначе снабжены оружием и другими воинскими атрибутами, что должно было подчеркивать их воинственный дух. Вместе с оружием на многих печатях изображена христианская символика.

Совершенно уникальным изображением казака является портрет Емельяна Пугачева, написанный поверх официального портрета Екатерины II и хранящийся в Государственном Историческом музее. Изображение казака, выдававшего себя за императора Петра III, соответствует в полной мере понятию "народного царя": он в казачьем чекмене, с бородой и без шапки. Портретное сходство в данном случае не обязательно, однако сама попытка совместить казачью ментальность с государственной властью заслуживает интереса.

Практически все изображения казаков конца XVIII века — это военные гравюры, отображавшие подробности тех или иных сражений с возможно большей документальной достоверностью. Казаки изображены на гравюре И. Вилля "Взятие Измаила 11 сентября 1789 года", на гравюрах "Сражение при Треббии 6-8 июня 1799 года" неизвестного художника и "Сражение при Адде 27 апреля 1799 года" — гравюра Л. Скъяволетти по оригиналу Г.Синглтона.33 . Их выделение на первом плане очевидно должно было подчеркивать их решающую роль или же беспримерное мужество казаков.

Множество изображений казаков появилось в период войны 1812 года. Эти изображения, выполненные в лубочной манере, символизировали удаль русского казака, его готовность сражаться за Отечество и умение побеждать в любых обстоятельствах. Множество карикатур на бегство Наполеона из России, изданных в 1813 году, изображали казаков, которые легко и просто пленяли и разбивали противника: "Казак так петлей вокруг шей — французов удит как ершей" ( автор неизвестен), "Чем победил он врага своего? Нагайкою!" (раскрашенная гравюра И.И. Теребенева)34 . Казаки на них даже размерами превосходили французов, практически всегда противостояли в одиночку множеству врагов. Идеологическая подоплека этих карикатур очевидна: казак на службе Отечеству становится непобедимым, величественным и почитаемым соотечественниками. Этим как бы затемнялись периоды разгульной казачьей вольницы времен Пугачева, которые еще не совсем изгладились из памяти общества в первые годы нового столетия. Помимо карикатур и лубков казаки изображались на батальных гравюрах: "Сражение при Дрездене 15 марта 1813 года" по оригиналу Мартине, "Сражение при Лейпциге 16,18, 19 октября 1813 года"— гравюра К.Раля по оригиналу И.Клейна, "Вступление союзных войск в Париж 31 марта 1814 года" неизвестного художника35 и многих других. Среди них особое место занимает рисованный с натуры художником А.Фрески портрет донского казака Александра Землянухина, посланного Платовым в Лондон с известием о взятии Гамбурга36 . Портрет изображает немолодого казака, во всем вооружении, с лядункой атаманского полка. К тому же периоду относятся изображения наиболее известных казачьих атаманов: гравюра— портрет Г.Кука по оригиналу Гомбауера , изображающая М.Платова37 , раскрашенная гравюра Д.Доу — портрет В. Орлова— Денисова38 . Тематика казачества в войне 1812 года оставалась весьма популярной вплоть до 50-х годов XIX столетия: "Нападение казаков"— литография А.Адама (1830-е годы)39 и другие.

Вторая половина XIX века, отмеченная в России формированием новых направлений общественной мысли, появление новых общественных ценностей либерального толка во многом определили отображение казачества в литературе и искусстве. Это проявилось прежде всего в литературе: научные изыскания и недюжинный писательский талант дали возможность Н.Костомарову создать повесть "Черниговка" — мелодраму времен гетманщины, написанную на основании материалов, найденных в Московском архиве юстиции.40 События, отображенные в повести, охватывают период чуть более года во времена противостояния Самойловича и Дорошенко и низложения последнего. Фабула повести довольно необычна: противостояние обычной девушки, Ганны, и воеводы Чоглокова, назначенного черниговским воеводой. Похищенная и насильно выданная в Москве замуж за боярского холопа, Ганна находит в себе силы добиться справедливого царского суда и вернуться домой. Ее жених, простой казак Ясько Молявка, волею судеб вознесшийся до определенных вершин власти, возгордился своим положением, вознамерился добиться большего при помощи доносов и был смещен с поста сотника казаками. В повести выведены реальные исторические лица: Петро Дорошенко, правобережный гетман, доживавший век в Москве, гетман Самойлович, полковник Мазепа. Автор сравнивает политическое устройство, общественные нравы, религиозную жизнь гетманской Украины и Московской Руси — причем явно не в пользу последней. Украинские казаки выглядят и более достойными, и более культурными. Московское духовенство выведено в самом неприглядном свете: "Ставши отцом Харитонием, бывший мужик сиволап, он не без запинки умел читать богослужебные книги, а в исполнении всех своих обязанностей, вместо всякой кормчей, служила ему воля вотчинника прихода, в который его поставили. Что господин прикажет — он все исполнит без рассуждения..."41 . Чувство собственного достоинства казаков, их верность присяге, данной московскому царю, даже справедливый гетманский суд явно противопоставляется московским Приказам, в которых оправдывают украинскую девушку вовсе не потому, что она пострадала, а потому, что это позволяет разорить на взятках воеводу — что и происходит. Чоглоков совершенно разорен и умирает, замерзая на пороге кабака. К особенностям повести можно отнести довольно неуклюжую попытку озвучить главных персонажей на своеобразном псевдоукраинском наречии, которое значительно усложняет прочтение и восприятие содержания. Вместе с тем отчетливо прослеживается авторская позиция: казацкая Украина вошла в состав Московского государства, будучи гораздо более культурной и образованной, со своими государственными интересами и управленческой культурой. Попытка навязать московские обычаи украинским казакам заранее обречена на неудачу, казаки все равно будут жить по своим порядкам и правилам, требуя уважения собственных ценностей. Москва это понимает и считается со сложившимся порядком вещей.

К середине столетия относится и первое фотографическое изображение казаков (широко известная фотография "Кубанские пластуны в Севастополе").

В мае 1863 года в Петербурге состоялась премьера оперы Семена Артемовского-Гулака "Запорожец за Дунаем", юмористический сюжет которой повествовал о жизни запорожцев в Турции после первого разгрома Запорожской Сечи при Петре Первом42 . Опера быстро стала популярной, ее постановки осуществляются до сих пор многими театрами Украины.

Кавказская война, получившая новый виток развития в сороковые-пятидесятые годы прошлого столетия, дала новый фактический материал для отображения казачьей тематики в литературе. Начало казачьей кавказской теме заложил еще М.Ю. Лермонтов ( "Казачья колыбельная песня", "Казак"), о казаках Кавказа писали А.С.Пушикн ("Под буркою казак, Кавказа властелин...") С. Нечаев ("Воспоминание"), К.Рылеев ("Наброски поэмы из кавказского военного быта") А.Шидловский ("Гребенский казак"), Н.Мартынов ("Гуаша", "Герзель-Аул"), Е,Хамар-Дабанов ("Проделки на Кавказе").43

Однако наиболее полно и образно кавказское казачество изображено в повести Л.Н.Толстого "Казаки" (подзаголовок "Кавказская повесть 1852 года"). В повести описана бурная приграничная жизнь кавказского линейного казачества — совершенно особой категории казаков, живших в самой беспокойной местности вдоль границ Большой Чечни в военном поселении ( на Кавказской Линии) и не имевшие выборной власти даже в хуторах, но подчиняясь военному губернатору и назначенным им генералам. Толстой, побывавший в молодости на Кавказе, прекрасно знал казаков и описал их со всеми подробностями натуры, в стиле Н.Гоголя. Уже первое упоминание о казаках в повести закладывает у читателя отношение к предмету изображения: "На этой плодородной, лесистой и богатой растительностью полосе живет с незапамятных времен воинственное, красивое и богатое староверческое русское население, называемое гребенскими казаками"44 . Казаки отличаются от обычного русского населения, обладая специфическими чертами характера, которые отмечает автор: " ... казацкие роды считаются родством с чеченскими, и любовь к праздности, грабежу и войне составляет главные черты их характера. Влияние России выражается только с невыгодной стороны: стеснением в выборах, снятием колоколов и войсками, которые стоят и проходят там"45 . Особое отношение сложилось у казаков к государственной власти и ее представителям: "Казак по влечению менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага-горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата"46 . Характеристика казаков такого рода могла появиться не ранее второй половины столетия, когда либерализм начал становиться определяющим принципом литературного творчества. Этими же тенденциями продиктованы интересные сравнения казака с обычным великорусским крестьянином, и восприятие казаками крестьян также дано Толстым впервые в русской литературе: " ... русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо..."47 . "Молодец казак щеголяет знанием татарского языка, и, разгулявшись, даже с братом своим говорит по-татарски... этот христианский народец, закинутый в уголок земли, окруженный полудикими магометанскими племенами и солдатами, считает себя на высокой степени развития и признает человеком только одного казака: на все же остальное смотрит с презрением... Казак большую часть времени проводит на кордонах, в походах, на охоте или рыбной ловле. Он почти никогда не работает дома. Пребывание его в станице есть исключение из правила — праздник, и тогда он гуляет...Вино у казаков у всех свое, и пьянство есть не столько общая всем склонность, сколько обряд, неисполнение которого сочлось бы за отступничество..."48 . Особо подчеркивает Л.Толстой отношение казаков к женщине: " На женщину казак смотрит как на орудие своего благосостояния; девке только позволяет гулять, бабу же заставляет с молодости и до глубокой старости работать для себя и смотрит на женщину с восточным требованием покорности и труда. Вследствие такого взгляда женщина, усиленно развиваясь и физически и нравственно, хотя и покоряясь наружно, получает, как вообще на Востоке, без сравнения большее, чем на Западе, влияние и вес в домашнем быту"49 . Характерные особенности казачки даны Л.Толстым также впервые в русской литературе: " постоянный мужской тяжелый труд и заботы, переданные ей на руки, дали особенно самостоятельный, мужественный характер гребенской женщине и поразительно развили в ней физическую силу, здравый смысл, решительность и стойкость характера. Женщины большею частию и сильнее, и умнее, и развитее, и красивее казаков... В отношениях к мужчинам женщины, и особенно девки, пользуются совершенной свободой"50 . Главный герой повести — Дмитрий Оленин, ищущий себя в жизни, и с этой целью предпринявший поездку на Кавказ. Назначенный в полк юнкером, он впервые сталкивается с порубежной жизнью, ставшей для казаков обычной и даже рутинной. Казак Лукашка Гаврилов по прозвищу Урван — малолеток, еще не прошедший строевой службы, живет так, как жило множество поколений его предков, стережет границу по Тереку, участвует в стычках с чеченцами, ходит в набеги. Его жизненная дорога понятна и очевидна — стеречь границу, растить потомство, а если придется — погибнуть, как его отец и многие другие. Он сам это осознает и другой жизни для себя не представляет. Другой казачий типаж — старый казак Ерошка, сумевший дожить до старости, все время находясь практически на войне. Опытный охотник — следопыт, бесшабашный выпивоха и говорун, он напоминает Тараса Бульбу, только с кинжалом и в черкеске. Главная героиня повести, дочь казачьего офицера Марьяна, весьма независима и своевольна, — именно в ней впервые воплощен образ типичной казачки: гордой, знающей себе цену, заставляющейс собой считаться: " Захотела, разлюбила... Кого захочу, того и люблю..."51 . Сюжетная фабула сталкивает между собой два мировоззрения: стремящийся всем делать добро и страдающий от невозможности сделать это мечтательный идеалист Оленин и осознанно выполняющий долг, завещанный ему по рождению Лукашка Урван. Их нравственное противостояние остается неразрешенным: высокие и непонятные идеалы неприемлемы казаками, они совершенно точно определяют свое место в жизни и следуют собственным убеждениям. Даже возвышенная любовь сенаторского сына Оленина к простой казачке оказывается обреченной на неудачу: Марьяна отказывается от него, не принимая его взгляды и образ жизни, понимая всю никчемность бесплодных и нескончаемых жизненных исканий и душевных метаний молодого барина. Л. Толстой проводит эту линию ясно и последовательно: казачий уклад, казачья жизнь и их собственные духовные и нравственные ценности сильно отличны от тех, которые впоследствии назовут либеральными, приписывая их русской интеллигенции. Природная красота, нравственная чистота и естественность терских казаков автором подчеркивается постоянно, на протяжении всей повести, он словно бы сожалеет о том, что стать среди них своим Оленину не удастся, и все его мечты купить дом, записаться в казаки и жить на Кавказе так и останутся неосуществленными. Сам Лев Николаевич Толстой очень высоко ценил казаков — терцев, ставших прототипами его персонажей, несколько раз встречался с ними в Ясной Поляне, о чем писал В.Гиляровский52 . На станции Астапово, где он умер, в кармане его пальто был билет до Владикавказа — он ехал умирать к казакам, среди которых прошли его молодые годы.

Тот же Лев Толстой имел непосредственное отношение к созданию самого известного полотна о казаках: картины И.Е.Репина "Запорожцы, сочиняющие письмо турецкому султану", начатой в 1878 и законченной после многих перерывов в работе в 1891 году. Репин писал Стасову в 1880 году : "В "Запорожцах" он (Толстой) мне подсказал много хороших и очень пластичных деталей первой важности, живых и характерных подробностей. Видно тут было мастера исторических дел"53. Репин же отмечал, что Толстой видел замысел его картины гораздо шире, чем просто историческое изображение определенного события. Именно этот замысел и удалось в полной мере воплотить И.Репину, хотя ему для этого понадобилось более десяти лет. Сюжет картины отображает реальный факт: написание запорожскими казаками кошевого атамана Ивана Сирко ответа на высокопарную и грозную грамоту турецкого султана Магомета IV. Однако ее нельзя назвать историческим полотном, хотя оружие и одежда запорожцев выписаны безукоризненно. Главная суть изображаемых персонажей более эмоциональная, чем исторически правдивая. Академик И.Грабарь отмечал, что в картине раскрывается "физиология смеха"54 , как некое качество казачьей удали и мужества, насмешки, которую могут себе позволить только очень мужественные, уверенные в собственных силах и готовые на самопожертвование люди. Со стороны передачи всех возможных ступеней смеха Репин добился здесь таких результатов, что на основании нескольких голов запорожцев можно составить исчерпывающий своеобразный "атлас смеха" Следует особо подчеркнуть патриотический настрой автора, приступившего к написанию полотна: первые наброски сделаны в 1878 году, сразу после освободительного похода в Болгарию, в ходе которого казаки проявили себя с наилучшей стороны в боях с турками под Плевной и на Шипке. Именно всеобщее восхищение казаками, их узнаваемость и почитание в обществе заставили И.Репина предпринять множество экспедиций в Запорожье (1880 г), он активно сотрудничает там с Д.Яворницким. Позднее он совершает поездку на Кубань, в станицу Пашковскую (1888) , где жили потомки запорожцев. В 1890 году он даже предпринимает попытку достичь Турции и Палестины,55 где жили потомки запорожцев, ушедших за Дунай после первого разорения Запорожкской Сечи Петром Первым. Репин искал общие внешние черты казаков, разделенных веками, как некую качественную характеристику казачества, способную дать наглядное восприятие силы казачьего духа, которая передается от поколения к поколению. Впечатление от казачества Репин выразил в письме В.Стасову: " Чертовский народ! Никто на всем свете не чувствовал так глубоко свободы, равенства и братства. Во всю жизнь Запорожье оставалось свободно, ничем не подчинилось ( в Турцию ушло и там свободно живет, доживает)"56 .

В центре картины — фигуры кошевого Сирко, писаря и кобзаря. Многообразие одежд и оружия (валашская бурка, польский кунтуш, казачий кобеняк, турецкие сабли и немецкие карабины), различие поз и выражений лиц, жестикуляция казаков-запорожцев создает целостный и воспринимаемый образ целой исторической эпохи. Картина оказалась настолько удачной, что император Александр Третий приобрел ее за 35.000 рублей для Русского музея — наивысшая сумма, выпадавшая до того на долю русского художника57. К казачьей тематике Репин обращался и в своих графических работах: "Казак со скрещенными руками"58 , иллюстрация к повести Н.Гоголя "Тарас Бульба" (акварель 1903 года)59 .

К казачьей тематике обращался также В.Суриков ("Покорение Сибири Ермаком"), Н.Самокиш, В Маковский и другие.

Во второй половине XIX века образ казачества получил отображение и в европейской литературе — наиболее ярко и профессионально это удалось в романе "Огнем и мечом" классику польской литературы Генрику Сенкевичу. Действие романа разворачивается с 1647 по 1651 год — начальный период войны Богдана Хмельницкого. Фабула романа — в противостоянии двух выдающихся личностей эпохи : Богдана Хмельницкого и Иеремии Вишневецкого. Произведение насыщено глубокими философскими размышлениями о самой сути войны, о значении личностных качеств национальных лидеров — Хмельницкого и Вишневецкого — в развитии исторических событий. " В Хмельницком надменность так же уживалась с покорностью , как отвага с хитростью. Лев и лисица, орел и змея..."60 "... он не осознавал размера своего могущества, не понимал, как высоко он вознесся. Он еще прикрывался декларациями о верности республике и законопослушностью, потому что не знал, что может безнаказанно бросать в грязь эти слова. Однако, по мере развития событий, возрастал в нем безмерный, невиданный эгоизм. Понятия зла и добра, порока и добродетели, насилия и справедливости сливались в душе Хмельницкого в одно с понятиями личной пользы или личной обиды. Кто с ним — тот хорош, кто против него — изменник и злодей. Он готов был предъявлять требования к солнцу и счтитать за кровное оскорбление, если б оно не светило, когда это угодно гетману. Людей, события, весь мир он мерил собственным я. Отсюда и проистекали все поступки Хмельницкого, и дурные, и хорошие. Если он не знал меры жестокости с врагами, то умел быть признательным почти без меры за самую малейшую услугу... Могущество его поражало всех, начиная с него самого. Исполинский поток бунта, однажды подхвативши, нес его с быстротой молнии, влек роковым образом, но куда? Чем должно кончиться это?"61 . Такого рода характеристика раскрывает суть гражданской войны с совершенно необычной стороны — в зависимости от конкретных личностей, так или иначе олицетворявших собой ожидания определенных социальных слоев. Антиподом Хмельницкого является князь Иеремия Вишневецкий — лубенский воевода, богатейший магнат, прямой потомок знаменитого казака Дмитрия Вишневецкого — Байды. Это честолюбец, мечтающий о собственном возвышении до самых вершин власти, мня себя Александром Македонским: " ... он поведет железные шеренги рыцарей в украинские степи, поведет на такие победы, ...которых еще не знает история. Князь чувствует в себе присутствие потребной для этого силы... Вот теперь он преображается в гиганта ... и вся крепость, весь Збараж, вся Русь не может объять его. Бог свидетель! Он сотрет с лица земли Хмельницкого! Он затопчет бунт, он вернет покой отечеству! Но победой над Хмельницким не закончится эта дорога. Князь, подавив бунт, увеличит свои силы его силами, присоединит к сотням тысяч шляхты сотни тысяч казаков и пойдет дальше. Он пойдет на Крым, уничтожит дракона, все логовище его, водрузит крест там, где доселе колокола не призывали верующих к святой молитве... Он пойдет в ту землю, которую когда-то топтали копытами своих коней его предки, и расширит границы республики, а вместе с тем и церкви, до рубежа света. Где конец этого стремления? Нет его..."62 . Именно противостояние этих двух лидеров, один из которых возглавил восстание казачества, а второй лелеял надежду возглавить польское дворянство и установить собственную диктатуру — породило трагедию. Столкновение таких фигур не могло не закончиться войной: "война смотрела прямо в глаза. Движение в Запорожье и народное восстание во всей Украине не могли быть объяснены только одним стремлением к грабежу и разбою, одним недовольством панами и магнатами. Хмельницкий хорошо понимал это, и, пользуясь проявлениями гнета и насилия ( а в них не было недостатка в те суровые времена), обратил социальную войну в религиозную, раздул народный фанатизм и сразу вырыл пропасть между враждующими сторонами — пропасть, которую могла наполнить только кровь"63 .

Следует особо подчеркнуть, что при очевидном великопольском патриотизме Сенкевича никак нельзя обвинить в национализме или шовинизме, поскольку, создавая образы противостоящих личностей и по сути смертельных врагов ( Хмельницкий— Вишневецкий, Скшетусский — Богун), — автор не занимает по отношению к ним односторонней позиции, осуждая за неоправданную жестокость как одних, так и других. Сколь величественными могли бы быть дела этих людей, если бы их не обуяла гордыня и стремление возвысится. В этом смысле очень ярко и противоречиво выписан образ Ивана Богуна, казацкого полковника, активного участника описываемых событий. Это типичный представитель казачьей когорты, выдвинувшийся среди равных исключительно собственными заслугами, отвагой и удалью : " воспитали его степи, Днепр и Чертолмлык со своим лабиринтом теснин ... Школой ему служили вылазки на татарские табуны и стада в диких полях , засады, битвы, разбойничьи экспедиции в береговые улусы... Среди шляхты он — изящный кавалер, среди казаков — дикий казак, с разбойниками — разбойник... это была необузданная и страстная душа. Зачем он жил на свете, куда стремился, кому служил — он и сам не знал. Служил степям, вихрям, войне, любви и своей дикой фантазии. Эта фантазия и выделяла его из ряда других разбойничьих атаманов, из той массы, у которой на уме только один грабеж и которой было все равно кого грабить... он любил опасности в силу их очарования, гнался за славой, а о прочем не заботился... он один олицетворял тип рыцаря казака, и поэтому песня избрала его своим любимцем и разгласила его имя по всей Украине"64 . Описание казачества в романе Сенкевича удивительно достоверно и очень убедительно. Написанный им роман — трагедия страны ( Польши) , трагедия народа ( поляков, украинцев и казаков), трагедия сильных личностей (Хмельницкого, Вишневецкого, Скшетусского, Богуна). Торжество справедливости автор отождествляет с торжеством любви главного героя Яна Скшетусского и Елены Кунцевич, которые смогли сохранить ее в военной сумятице. Мысль автора о войне, как страшном бедствии, губящем всех, кто в ней участвует сквозит на страницах романа : " Опустела республика ( Польша), опустела Украина. Волки выли на развалинах городов, и когда-то цветущий край обратился в пустыню. Ненависть поселилась в сердцах людей и отравила братнюю кровь"65 . Роман Г.Сенкевича стал первой книгой исторической трилогии, посвященной истории Польши середины XVII века, и во всех романах ( "Потоп", "Пан Володыевский") казачеству отведена определенная сюжетная роль и линия. По глубине осознания сущности исторических процессов, происходивших во времена смутного для Польши и Украины времени романы Сенкевича значительно выделяются во всей польской и европейской литературе, а раскрытие внутренней сущности казачества не имеет себе равных во всей европейской литературе.

В конце столетия появилось множество литературных произведений на казачью тематику,созданных собственно казачьими авторами. Среди них произведения оренбургского казака К.Калачева ( поэма "Ермак", песни "За Уралом, за рекой казаки гуляют", "Утром рано весной на редуте крепостном")66 донцов Ф.Крюкова ( повесть "Казачка", стихотворение в прозе "Родимый край")67 А.Кумова (пьесы "Последний из рода Коростомысловых", книга рассказов "В Татьянину ночь")68 , И.Назарова (поэзия)69 , кубанца А.Пивня ( юмористические сборники "Сим кип брэхэньок", "Чорноморськи вытрэбэнькы", "Вэсэла козацька старовына", "Вэсэлым людям на втиху", "Торбына рэготу та смиху")70 донца А.Туроверова (сборник "Казачьи досуги", песни "Конь боевой с походным вьюком", "Много лет Войску Донскому")71 , П.Аврамова (рассказы из казачьего быта)72 , оренбуржца С.Гусева ("В стране отцов")73 . В те же годы появились первые произведения на казачью тематику В.Гиляровского (поэмы "Запорожцы", "Стенька Разин", сборник стихов "Казаки")74 , А.Попова ( Серафимовича)75 , П.Н. Краснова76 . Значительный вклад в литературу внес кубанский поэт и писатель В.С.Мова ( печатался под псевдонимами Лиманский, Мигуцкий, Мигурченко) Он писал стихи, поэмы, рассказы, драмы, статьи о литературе, очерки, проявил себя незаурядным филологом, работая над составлегнием "Русско — украинского словаря". В 1875 году он опубликовал стихотворение "Казачьи кости" к 100 летию разрушения Запорожской Сечи. Крестьянин — хлебороб, нашедший казачьи кости и воинское снаряжение на собственной пашне, задумывается над собственной долей, о славной казачьей старине, вольности и славе. Важное место в его творчестве занимает поэма "В степи", рассказ "Три ветреницы", драма "Старое гнездо и молодые птенцы". В центре драмы — тема распада военно-патриархального уклада жизни черноморского казачества под натиском новых политических и экономических факторов77 . Творчество А.П.Чехова оказало сильное влияние на творчество прозаика И.Ф.Косинова, уроженца станицы Абадзехской Кубанского казачьего Войска. Герои его рассказов — обычные станичники,словом и делом утверждавший идеалы человечности, добра и порядочности. В рассказах "По различным дорогам" и "Уездный врач" кубанский писатель нарисовал замечательные портреты станичной интеллигенции, размышляющих о смысле жизни, профессиональном долге и предназначении российской интеллигенции.78

В восьмидесятых — девяностых годах казаки стали героями нескольких опер. Наиболее известная из них — произведение выдающегося украинского композитора, создателя украинской академической музыкальной школы Н.В.Лысенко "Тарас Бульба" в 5 действиях. Ее написание заняло у автора 10 лет: с 1880 по 1990 годы. В музыке оперы использован колоссальный фольклорный материал, собранный автором в многочисленных экспедициях по Украине, а увертюрой послужила обработка широко известной песни Маруси Богуславки "Засвысталы козаченькы". Ему же принадлежит малоизвестные оперетты "Черноморцы" и "Ночь перед Рождеством", написанные в процессе работы над "Тарасом Бульбой"79 . В эти же годы к казачьей теме неоднократо обращался П.И.Чайковский ( некоторые исследователи считают его потомком запорожского казака Петра Чайки)80 в своих операх "Ночь под Рождество", "Мазепа"81 , Н.Римский-Корсаков в операх "Майская ночь", "Ночь перед Рождеством", "Пан Воевода"82 . Свою последнюю оперу "Сорочинская ярмарка" не успел завершить М.Мусоргский.83

В начале XX столетия казачья тема нашла свое отображение в новом искусстве : кинематографе.Осенью 1896 года пионер российской кинематографии А.К.Федерецкий ( встречается написание Федорецкий) снял видовой фильм "Джигитовка казаков первого Оренбургского казачьего полка", а в 1908 году А.Дранков снимает документальный фильм "Донские казаки", пользовавшийся небывалым успехом у публики.84 Первый игровой фильм в России, снятый тем же А.Дранковым и вышедший на экраны в октябре 1908 г., назывался "Стенька Разин" и представлял собой своеобразный киноклип, состоявший из нескольких живых картин на тему широко известной песни "Из-за острова на стрежень"85.О художественной глубине образа говорить не приходится, однако потенциальные возможности казачьей образности были заложены и получили свое дальнейшее воплощение как в советском, так и в зарубежном кинематографе. До революции было снято несколько фильмов о казаках — в основном экранизация литературных произведений: "Ермак Тимофеевич — покоритель Сибири", "Тарас Бульба", "Любовь Андрия", "Стенька Разин". В 1912 году профессор Д.Яворницкий снял фильм "Запорожская Сечь", воспроизводивший многие детали быта казаков. В основном авторы подобных, часто лубочных, произведений были увлечены прежде всего казацкой экзотикой86.Во время Первой мировой войны известный кинорежиссер К.Гордин снял пропагандистский фильм "Подвиг казака Кузьмы Крючкова", главный герой которого сумел зарубить два десятка немецких солдат.87

Октябрьский переворот и гражданская война оказали огромное влияние на все казачество. Жестокая гражданская война, громадная казачья эмиграция создали совершенно новую литературу, написанную казаками и о казаках. С начала двадцатых казачья тема в литературе и искусстве разделяется на два взаимно противостоящих направления: советская литература о казачестве и эмигрантская литература на казачью тематику. И та, и другая дали выдающиеся образцы художественных произведений, хотя произведения противостоящего лагеря редко попадали в другой.

Первая волна эмиграции увлекла из России значительную часть казачьей интеллигенции, в том числе творческой. Центрами казачьей эмиграции стали Варшава, Париж и Прага в Европе, Харбин и Манчжурия в Азии. Множество казаков осело в Болгарии и Югославии, а после второй волны эмиграции ( с начала до середины 30-х годов — сразу после Второй мировой войны) — в Австралии и Америке.

Наиболее известными писателями, оказавшимися в эмиграции, были Ф.Щербина в Праге и П.Краснов в Париже. Помимо большой научно-исторической работы, преподавания в ВУЗах, каждый из них продолжал свою литературную деятельность. Так, Ф Щербина написал в Праге поэмы "Петро Кубанец", "Черноморцы"88 , а П.Н.Краснов создал в эмиграции основную часть своих художественных произведений: 21 роман, очерки и рассказы. Среди них "От двуглавого орла к красному знамени" ( переведен на 15 языков), "Амазонка пустыни", "За чертополохом", "Все проходит", "Опавшие листья", "Понять-простить", "Единая,Неделимая", "Ларго", "Выпашь", "Подвиг", "Домой", "Белая свитка", "Цесаревна", "Лава" и другие.89 Во французской эмиграции создал многие свои произведения талантливый донской писатель П.М.Аврамов (Сборники новелл, наиболее известные — "Яровой сев", " Никифор Кощеев", "Ковыльный сказ")90 , поэт Н.Альникин (сборники поэзии "Рифмованные Кончики", "Сполох")91 . Уральский казак писатель С.Гусев-Оренбургский редактирует в США журнал "Жизнь", пишет несколько романов , наиболее известный — "Страна детей".92

Возникли издательские центры, специализировавшиеся на издании литературы на казачью тематику и группировавшиеся вокруг издательств казачьих газет ( так, редакция газет "Вольное казачество" и "Казак" в Праге и Париже издала несколько книг и брошюр, как научно-популярных, так и художественных: И.Быкадорова "История казачества", сборник "Пять лет Вольного казачества", книга стихов Юрия Гончарова, четыре тома истории казачьей борьбы "Трагедия казачества", И.Буданова "Дон и Москва", Г.Губарев "Книга о казаках")93 . Именно эмиграция привнесла за пределы России казачий фольклор, искусство казачьей джигитовки и красоту казачьей одежды — особенно кавказской. Кубанскому хору и джигитам генералаИ.Павличенко апплодировали Италия, Югославия, Австрия, Франция, США.94

В Советском Союзе казачья тематика начала заявлять о себе в конце 20-х начале 30-х годов, и бесспорным лидером этого направления литературы стал Михаил Александрович Шолохов.Его эпохальный роман "Тихий Дон" стал самым известным и популярным в мире произведением о казачестве.

Действие романа охватывает всего девять лет российской истории : с мая 1912 по весну 1921 года. Главный герой — казак Григорий Мелехов, прошедший на страницах романа свой тяжкий путь, полный потерь и лишений. Начав войну рядовым, он заканчивает ее есаулом , Георгиевским кавалером, опытным и умелым командиром. Пытаясь постичь суть собственного существования, он постоянно мучается вопросом: во имя чего живем? Чем жертвуем во имя чего? И не находит ответа. Отчаянная казачья храбрость, военная сноровка, которая считалась им главным казачьим достоинством, отвергается Григорием после первого же боя: стоя над убитым австрийцем, он так и не может понять и растолковать себе самому, во имя каких высоких целей и по какому праву лишил человека Богом данной жизни. Автор очень скрупулезно отслеживает перемены, происходящие в его герое: главная из них — нарастающее недоверие ко всему, что преподносится как главные жизненные ценности. Государство, во имя которого посылают умирать , не стоит того, поскольку делит своих граждан на черную и белую кость, казачьи обычаи и патриархальный уклад жизни, "отецкая воля" рушит любовь, навязывая нелюбимую жену. Бесполезная гибель на фронте многих его однополчан вызывает стойкий протест, в конечном счете приводящий Григория Мелехова в ряды революционного казачества . Однако очень скоро ему пришлось убедиться, что в жестокости красные не уступают своим противникам : после боя у станицы Глубокой красные казаки и рабочие расправляются с пленными. Это переломный момент романа: Григорий перестает пытаться понять происходящее вокруг него разумом, он руководствуется отныне только собственным пониманием справедливости. Воюя на стороне белых, понимая необходимость окончания войны, он собственными глазами видит разгул разбоя, разграбление страны, тупую и ничем не оправданную жестокость собственных станичников, поднявших руку на казачью вдову — мать закадычного дружка Мишки Кошевого, ушедшего к красным. Попытки казачества противостоять Красной Армии кончаются разгромом, в Новороссийске большинство казачьих частей попадают в плен, многие казаки переходят на службу к красным, чтобы не быть расстрелянными. Мелехов в их числе, однако доверия к нему и ему подобным красные не испытывают. После возвращения в родной хутор Татарский Григорий бежит из него тайно, чтобы не быть арестованным и расстрелянным, как бывший белогвардеец. Возвращение к родному дому в конце романа — отнюдь не воспринимается как его окончание. Григорий по сути снова в начале своего тяжкого и непростого жизненного пути.

Совершенно особое место занимает в романе его любовная линия. Любовь Григория и Аксиньи, жены соседа-казака Степана Коршунова, по всем общепринятым нормам грех, блуд. В самом начале их отношений Григорий и сам так же воспринимает свои с ней отношения, однако со временем это восприятие меняется, и он уходит к Аксинье из собственной

Разместил: Седой | Дата: 01.10.2008
[ Напечатать статью | Отправить другу ]
Рейтинг статьи

Средняя оценка: Средняя оценка: 4Всего голосов:9

Отлично
Хорошо Нормально Пойдёт Плохо
Смотрите также связанные темы

2008-07-25 21:51:52 - Река Лена оказалась длиннее, чем думали
2008-04-01 15:09:42 - Забайкальский говор (дополнение)
2007-12-10 08:47:25 - Улятуйская церковь
2007-06-20 17:38:45 - Виктор Семин, "Наша Сергеевка была маньчжурской Эсули?"
2007-05-27 16:30:23 - Сибирские города. Нерчинск. Книга 1699г.
2007-04-07 23:54:52 - Мои путешествия по Сибири
2007-03-23 18:29:13 - Не все коренные сибирские народы имеют китайские корни
2007-02-01 00:51:24 - Селенгинская «украйна» гетмана Многогрешного
2007-01-31 01:26:04 - Благотворительный марафон по сбору средств на восстановление Атаганского дацана
2007-01-27 12:22:16 - Забайкальский говор
2009-07-30 19:21:44 - Список самарских отставных дворян и казаков
2007-12-24 14:30:00 - Русские в Китае
2007-09-27 12:04:20 - Начало и конец русского Трехречья
2007-08-25 05:00:00 - Приоткрой свою тайну, Улятуй
2007-08-22 08:51:23 - Хронология забайкальского казачества
2007-07-15 09:49:17 - Читинское военное училище
2007-07-09 11:11:40 - Форма казачьих частей Вермахта
2007-05-19 19:38:13 - Станица Улятуевская
2007-04-11 17:15:19 - Возрождение казачества: от ролевой игры к государственной функции
2007-04-07 12:00:00 - Магазин - музей
2007-01-02 00:03:59 - Военная мысль Российской империи
2006-09-12 23:54:36 - Воинское дело славян и их окружения
2006-09-12 23:32:12 - Воинское дело славян и их окружения
2006-09-02 20:23:40 - Русский лук и стрелы.II
2006-09-02 20:15:03 - Кольчуга
2006-09-01 17:23:30 - Русский лук и стрелы.I
2006-08-21 23:21:08 - Город русичей отыскали на карте XII века
2006-08-02 23:35:45 - О внешности древних русичей до монгольского нашествия
2006-07-10 22:35:25 - Сказ о Коловрате и Птицах
2006-06-30 22:55:12 - МИФОЛОГИЯ И ОБРЯДЫ АСТРАЛЬНОГО КУЛЬТА НА РУСИ
Комментарии
Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.


1
Megamasyanya2013-05-07 19:35:43
Megamasyanya Рецепты правильного питания
Комнатные, садовые и огородные цветы
Всё о бисероплетение
женский фитнес интернет журнал
Тюнинг автомобильный интернет журнал
заказы принимаются на сайте ankormebel.ru Дешёвые кухни, прихожие, шкафы купе, шкафы, спальни изготовить в Абакане

Фотогалерея
Староцурухайтуевские казаки. Сидит - Пешков Константин Лукич.
Местонахождение наших посетителей
Местонахождение наших посетителей
Генеалогия
МолГен
ЗабГен - Забайкальская генеалогия Светланы Ковалевой
СВРТ
Кольцо генеалогических сайтов
Знаменательные даты
01.12.1853 - 01/12/1853 День воинской славы России. День победы эскадры под командованием П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп
01.12 - 01/12 Всемирный день борьбы со СПИДОМ
Список статей
26.11.2011
Учёные собрали беспрецедентное количество проб ДНК коренных забайкальцев
05.04.2010
Теплый город под высоким небом.
09.01.2010
Рождественский подарок от компании "Гентис" - программа "Древо Жизни" бесплатно!
26.10.2009
Компания Гентис объявила о запуске интернет-сервиса ДНК-генеалогических услуг
07.10.2009
Школа фотографии "Альтаир" путешествие Иркутск - Москва - Санкт-Петербург
12.09.2009
''Белый генерал'' Скобелев и его среднеазиатский след.
04.09.2009
Взятие Ташкента
15.08.2009
О профессиональной и любительской лингвистике (окончание)
15.08.2009
О профессиональной и любительской лингвистике (начало)
15.08.2009
Об исторической лингвистике (окончание)
15.08.2009
Об исторической лингвистике (начало)
30.07.2009
Список самарских отставных дворян и казаков
27.06.2009
Изучение генофонда коренных народов Прибайкалья и Забайкалья
Все статьи >>>
Возраст сайта
Главная | Статьи | Форум | Темы | Галерея | Вопросы и ответы | Библиотека | Рекомендовать | Обратная связь

Предыстория - общенациональный историко-культурологический сервер
 © 2005—2009 Predistoria.org
Предыстория.орг
© Денис Григорьев
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.

Рейтинг@Mail.ru
Генерация страницы: 0.054 сек. и 20 запросов к базе данных за 0.027 сек.